История кино и театра
О драме любви по Балаяну

Киноафиша статьи про кино



О "драме любви" по Балаяну и "звериной простоте" по Лескову



10 декабря 2006

 

Камера оператора приближается к колонне заключенных: серые зипуны, угрюмые взгляды из-под платков, клейменные каторжной печатью лица... В точности, как описал этот скорбный путь сам Николай Лесков: «Безотраднейшая картина: горсть людей, оторванных от света и лишенных всякой тени надежд на лучшее будущее, тонет в холодной черной грязи грунтовой дороги. Кругом все до ужаса безобразно: бесконечная грязь, серое небо, обезлиственные мокрые ракиты и в растопыренных их сучьях нахохлившаяся ворона». Между тем ловлю себя на странном недоумении: почему их так мало? Почему идут без собак и почти без охраны? Почему успевают шутить, свободно переходя в колонне из ряда в ряд? Почему мужчины и женщины идут вместе? И, наконец, почему охранник, сжалившись, сажает каторжников на казенный обоз?

 

Много вопросов. Особенно — после всего напечатанного, увиденного, услышанного в самые последние годы. После «Крутого маршрута» и «Колымских рассказов». После «Архипелага ГУЛАГа», наконец. Сознание, измученное все новыми данными о катастрофе XX века, недоумевает: почему их так мало?

 

И — почему вдруг в разгар «лагерной темы», в момент, когда наконец стало можно, разрешили, Р. Балаян экранизирует Лескова? Ну, не вызов ли это всему взбаламученному обществу?

 

Переправа зеков прошлого века: шум, разговоры, водочка на пароме... Что же должно было случиться с народом, чтоб на каторгу пошли не сотни — миллионы, да под овчарочьим конвоем, да в рудники, откуда один выход — в смерть?

 

И — где же берет исток лагерное насилие? Откуда не только первая кровь, но и равнодушие к этой пролитой, невинной крови? Раскручиваем ленту истории назад: 50-е, 40-е, 30-е, дошли уже до 20-х... Стоп.

 

А — если еще дальше?

 

Вот тут-то и возникают Толстой, Достоевский, Лесков. Тут-то и развернулись в 1989 году самые ожесточенные споры: «русская мессианская идея», «тысячелетняя раба»... А если — только что «венчается раба Божия Катерина», и вдруг — бунт, и уж не раба («Ну, теперь, видно уж... будь же по-моему, а не по-твоему»).

 

Так все же почему сегодня, в разгар бушующих политических страстей, охвативших страну, в момент тяжелого, усугубляющегося кризиса, из которого пока не видно выхода, Р. Балаян повернулся лицом к «драме любви» из русской классики так называемого «второго ряда»?

 

Не скрою: указание на участие западной кинофирмы и «Совэкспортфильма» навело меня сразу же на неизбежную мысль о том, что все русское, «русский стиль», вошло сегодня в сильную моду.

 

Перед Рождеством я была в Швейцарии — и, прогуливаясь по одной из самых торговых улиц Женевы, убедилась в этом воочию: витрины одного из самых дорогих магазинов были декорированы русскими наличниками, перед которыми очаровательные манекены демонстрировали роскошные зимние туалеты.

 

В «экспортном» плане выбор режиссером сюжета с русской красавицей и ее любовью безошибочен.

 

Однако мы смотрим новый фильм Балаяна не на фоне веселого рождественского праздника, а на фоне отечественной драматической действительности, в контексте страшных, кровавых событий, отзвуки которых мы ловим в газетах, на телеэкране, по которому расплываются пятна отнюдь не бутафорской кропи

 

И драма, запечатленная Лесковым, интерпретированная ныне Балаяном, отзывается тяжкими размышлениями о том, кто же мы сами, раз можем допустить такое: гибель ни в чем не повинных (кроме "национальной принадлежности»..,) людей, кровь детей и стариков, многотысячные толпы беженцев, не только оставшихся без крова, но и ощутивших отчаяние беззащитности. Если мы можем допустить провокационные вопли русских фашистов на Красной площади.

 

Катерина Измайлова переступила через чужую кровь — ради собственной любви, ради освобождения от старого нелюбимого мужа. Сначала — через кровь свекра, потом — мужа, потом — малолетнего племянника... Эскалация преступления — вот о чем задумываешься, перечитывая знаменитый очерк Лескова. Он, кстати, вспоминал о чувстве ужаса при работе над очерком: «Мне становилось временами невыносимо жутко, волос поднимался дыбом, я застывал при малейшем шорохе... Это были тяжелые минуты, которых мне не забыть никогда». Но меньше всего Лесков желал сосредоточиться на экзотике преступления. Гневно воевавший против тех, кто сделал «обличительство» главным направлением своего творчества, писатель прежде всего сосредоточился на исследовании типа личности, способной ради достижения «дел и, которая представляется ему высокой, пойти на любые средства. Вплоть до убийства.

 

«Кто такая Катерина Измайлова, героиня оперы? — спрашивает Ростропович,— Сволочь она, извините, или не сволочь?.. Действительно ли Катерину довели до такого состояния? Или бывают при огромном темпераменте, при внешней красоте — человеческие уроды? С моей точки зрения, Шостакович показал нам человеческую аномалию». При этом, замечает Ростропович, «Шостакович Катерине все время сочувствует».

 

Р. Балаян в сочувствии пошел еще дальше. Его Катерина (да и Сергей тоже)вовсе не «человеческие уроды», а прежде всего скукой маются. Как пишет Лесков, «тоская, доходящая до одури» И фильм дает зримый и звучаший эквивалент этой тоски. Жужжание мухи в звенящей тишине повисшей скуки — вот звуковой аналог этой скуки. Тоской и бездельем мается его Катерина, этакая «спящая красавица». И венчается-то она словно во сне, и все начало фильма идет в спальне, камера оператора кружит вокруг постели, вокруг широко зевающей Катерины. Нет для нее иного лекарства от скуки, кроме... преступной любви. Да, эта идиома — «преступная любовь» — с неизбежностью приводит Катерину к прямому преступлению. При этом создатели фильма «облегчают» список Катерининых жертв — одну они как бы «забыли»: свекра, что поел на ночь грибков с кашицей, да и умер, «и как раз так, как умирали у него в амбарах крысы, для которых Катерина Львовна всегда своими собственными руками приготовляла особое кушанье с порученным ее хранению опасным белым порошком». По Балаяну — Катерина до того боится (вначале) смерти, что от мертвого крысенка в ужасе отшатывается... По Балаяну — Катерина убивает мужа вроде бы вынужденно, со страхом смотрит и на свои руки, и на тяжелый подсвечник, которым она, защищая любовника, саданула по затылку муженька. У Лескова же Катерина первая бросается на мужа: «первое насилие, употребленное против него женою».

 

У Балаяна муж, Зиновий Борисович, физически отвратителен: и храпит-то он как-то уж очень омерзительно, и пьет чай по-особому противно... У Лескова ничего этого нет — зато есть другое: «Ну полно с ним копаться,— сказала она Сергею,— перехвати ему хорошенько горло». У Балаяна Катерина — жертва своей преступной любви. У Лескова она прежде всего — убийца: «нагнулась, сдавила своими руками Сергеевы руки, лежавшие на мужнином горле, и ухом прилегла к его груди. Через пять тихих минут она приподнялась и сказала: "Довольно, будет с него». Лесковская Катерина, наконец, равнодушно бросает собственное дитя, плод любви — этот сюжет у Балаяна вообще отсутствует.

 

Нет, вовсе не для того, чтобы сличать текст Лескова и «кинотекст» Балаяна, предприняла я это небольшое сопоставление — а для того, чтобы показать, как «высветляется» Измайлова в современной интерпретации. Измайлова — Андрейченко хороша очень: и соблазнительна, и весела, и с ямочками на щеках; и играет она, сама вроде дитяти, с племянником Феденькой... Две трети ленты — Катерина в расцвете своей красоты и в расцвете русской летней природы; оператор и художник выбрали изумительные пейзажи; правда, более похожие на английские лесопарки, скорее на дворянскую усадьбу, чем на купеческое подворье. Пейзажная Россия здесь предстает в экспортном варианте, до неправдоподобия очищенном... И кружит, кружит черная мысль Сергея вокруг детски-чистого лица Катерины, как муха или шмель какой вокруг блюдца с медом (настойчивая, и глаза лезущая реализация метафоры). И что остается зрителю, как не пожалеть бедную Катерину, соблазненную коварным обольстителем, позарившимся на купеческий капитал, а потом, на каторге, измывающимся над нею?..

 

Мысль же Лескова, может быть, и менее «красивая» по интерьеру да пейзажу (хотя у него в очерке есть дивной красоты сцена под майской яблоней, осыпающей любовников своими лепестками, почему-то опущенная Балаяном), гораздо более строга и полна отчаяния. Мысль Лескова — христианская мысль («наш народ набожный, к церкви Божией рачительный и по всему этому народ в свою меру художественный») и о неизбежности расплаты, и о том, что душа Катерины так и осталась в потемках; не только не искупила содеянного греха, но и не задумалась над ним. Жесткую мысль Лескова Балаян всячески смягчает, прибегая к разным украшениям-метафорам — и венец из цветущих ромашек (вместо тернового?) надевает Катерине на голову Сергей, и «венчаются» они понарошку, на природе, стоя в хомутах, что не подпускают их друг к другу...

 

Катерина Измайлова несколько раз была киногероиней и без счета — театральной. И всегда из нее лепили страдающую женскую душу, в прошлом — бедную девушку, попавшую в духоту купеческого дома, искреннюю натуру, за любовь дошедшую до самоубийства... Эдакую Катерину Кабанову из «Грозы» — в добролюбовском прочтении.

 

На самом же деле, как справедливо бросил Л. Аннинский, «тут не луч света, а фонтан крови бьет со дна души», а Лесков пытается передать эту «смесь зверства и сентиментальности».

 

Так ее трактовал и гениальный Шостакович еще в 1930 году, и польско-югославская группа, снявшая в 1962 году «Сибирскую леди Макбет», и авторы советского фильма-оперы с Галиной Вишневской в главной роли, и А. Гончаров с Н. Гундаревой в Театре имени Маяковского. Из роли всячески изымался ле-сковский «демонизм» или «сатанизм» — даже черные, как вороново крыло, волосы Катерины высветлялись режиссерской волей. Точно так же высветлялась и душа. Отнюдь не шекспировская злодейка, а несчастная возлюбленная, рвущаяся из тюрьмы купеческого дома на свободу,— вот интерпретация не одного десятка постановок.

 

Но Лесков же писал совсем о другом. О черной, мрачной русской загадке. О гремучей смеси жестокости и нежнбсти на дне простой русской души. О хаосе, который там шевелится. «О, темных песен тех не пой про страшный хаос, про родимый» — это еще один любимец наших неопочвенников, Федор Тютчев, у которого так же уродуют «русскую тему», как и у Лескова, растиражированного под купечески-крестьянский миф. Вовсе не об угнетении женщины, не о ее порыве к счастью болела его душа — и Достоевский, напечатавший «Леди Макбет» у себя в журнале «Эпоха» в 1865 году, тоже не о женской свободе мечтал, а думал о том, чем за эту свободу может быть плачено — например, четырьмя убийствами.

 

Никакой загадки в фильме нет.

 

Есть опять угнетенная (мужнина раба!) Катерина, чье сердце рвется к Сергею, Да, она слепа в своей страсти (прямолинейное режиссерское решение: игра в прятки, Катерина с завязанными глазами, Сергей прячется за деревом)... Слепа? Тем более — страдалица.

 

А Катерина — Андрейченко и слепа, и сентиментальна, и наивна, и мила.

 

Только в «Сибирской леди Макбет» была попытка вырваться к другому решению — там Катерина, убив подсвечником мужа, слизывала его кровь со своей руки...

 

А Лесков мучился, страдал мыслью об этом хаосе, и волосы у него на голове шевелились недаром. Хаос-то этот все-таки нашел дорогу к волюшке. Да и сейчас дает о себе знать.

 

Балаян же выполнил то, о чем Никита Михалков заявлял еще в 70-е годы, когда собирался снимать «Леди Макбет» с Джиной Лоллобриджидой в главной роли. Сделал фильм с роскошными пейзажами и красивыми интерьерами «а-ля рюсс», правда, не с Джиной, а со светлоулыбчивой русской красавицей, которую обрекла жизнь на горькую судьбинушку... А ведь жизнь-то ей была дана для счастья — недаром в начале фильма премилая девчушка весело смотрит в зеркало на свои смешные щербатые зубки!

 

Итак, Лесков опять не понят. Если не понят только кинематографом — Бог простит.

 

Но ведь он всеми нами еще не понят.

 

Перечитайте, пока не поздно.

 

Наталья Иванова
"Советский экран" № 6, 1990 год




просмотров: 1235
Search All Ebay* AU* AT* BE* CA* FR* DE* IN* IE* IT* MY* NL* PL* SG* ES* CH* UK*
Stan Lee Signed 8x10 Autographed Photo Reprint Spider Man Marvel Comics

$6.95
End Date: Wednesday Dec-12-2018 10:58:13 PST
Buy It Now for only: $6.95
|
Stan Lee Signed 8x10 Autographed Photo Reprint Spider Man Marvel Comics

$6.95
End Date: Wednesday Dec-12-2018 10:55:43 PST
Buy It Now for only: $6.95
|
Stan Lee Signed 8x10 Autographed Photo Reprint Spider Man Marvel Comics

$4.95 (0 Bids)
End Date: Monday Nov-26-2018 18:55:01 PST
|
Golden Age of Hollywood Icon Joan Crawford 1950s Vintage Autographed Photograph

$0.99 (0 Bids)
End Date: Friday Nov-23-2018 18:22:12 PST
|
Victor Tayback was an American actor Hand Signed Photo

$0.99 (0 Bids)
End Date: Friday Nov-23-2018 19:04:07 PST
|
Matthew McConaughey is an American actor, producer, model Hand Signed Photo

$0.99 (1 Bid)
End Date: Friday Nov-23-2018 18:14:08 PST
|
James Arness was an American actor Hand Signed Photo Marshal Matt Dillon

$0.99 (0 Bids)
End Date: Friday Nov-23-2018 18:02:11 PST
|
Robert Mitchum was an American film actor, director, author Hand Signed Photo

$0.99 (0 Bids)
End Date: Friday Nov-23-2018 18:12:50 PST
|
George Hamilton is an American film & actor Hand Signed Lobby Card

$0.99 (0 Bids)
End Date: Friday Nov-23-2018 18:04:28 PST
|
Harry Belafonte is an American singer, songwriter, and actor Hand Signed Photo

$0.99 (0 Bids)
End Date: Friday Nov-23-2018 18:42:01 PST
|
Julie Newmar is an American actress, dancer, and singer Hand Signed Photo

$0.99 (1 Bid)
End Date: Wednesday Nov-21-2018 19:00:13 PST
|
Search All Amazon* UK* DE* FR* JP* CA* CN* IT* ES* IN* BR* MX
Search Results from «Озон» Кино. Киноискусство
 
 Энциклопедия MARVEL HEROES
Энциклопедия MARVEL HEROES
Сегодня мир MARVEL, по всеобщему признанию, является важнейшим элементом современной культуры наряду со Средиземьем Дж. Р.Р. Толкиена и некоторыми другими фантастическими измерениями.
Издание ВПЕРВЫЕ предоставит российским читателям возможность подробнейшим образом погрузиться в невероятный мир культовых супергероев и узнать полную историю становления и развития вселенной MARVEL.

Некоторые персонажи, успев заработать статус современных легенд, заслужили особый почёт: кому-то из них выделили всю страницу, кому-то целый разворот, а на ярчайших героев и злодеев MARVEL не жалко было потратить и по два разворота!
Все имена расставлены в порядке английского алфавита. В конце книги есть алфавитный указатель (русскоязычный).
В начале книги Предисловие от редактора Marvel Ральфа Маккио и Вступление от Стэна Ли....

Цена:
4282 руб

Блейк Снайдер Спасите котика! И другие секреты сценарного мастерства
Спасите котика! И другие секреты сценарного мастерства
О чем эта книга
Это пособие о сценарном мастерстве, которое дает ответы на большинство вопросов, возникающих при создании сценария. Автор описывает приемы, которые помогут создать сценарий с хорошим коммерческим потенциалом, яркими героями и запоминающимся названием.
Кроме того, известный сценарист делится своими авторскими идеями: классификацией жанров, отличной от общепринятой (в которой фильм всегда принадлежит одному жанру и не бывает боевиков с элементами триллера, драмы и приключений) и Blake Snyder Beat Sheet - структурой сценариев, описывающей большинство успешных картин.
А при чем тут кот? Спасение кота - прием, который описывает автор. Если вы хотите вызвать симпатию к своему герою у зрителя, тому стоит совершить какой-нибудь вызывающий одобрение и уважение поступок, например снять котенка с дерева.

Фишки книги
Книга написана простым и понятным языком, идеи автора иллюстрируются примерами.
Огромное количество положительных отзывов для специализированной книги. Книга продается с 2005 года, но до сих пор занимает очень высокое место в общем рейтинге продаж Amazon.
Книга №1 в рейтинге Amazon по теме "Киносценарии"....

Цена:
799 руб

Сидни Люмет Как делается кино
Как делается кино
О книге
Почему режиссер решает снимать именно по этому сценарию? Как поддерживать в актерах тонус и искренность от дубля к дублю? Как снять сцену перестрелки с сотней человек массовки и тремя автоавариями в самом сердце «бриллиантового района» в Нью-Йорке? Что нужно делать, чтобы студийные боссы остались довольны? От первой читки до премьеры на большом экране, «Как делается кино» - это работа мастера, написанная честно, доходчиво и с большой долей здорового юмора.

От автора
Как-то я спросил Акиру Куросаву, почему он построил один из кадров в фильме «Ран» именно так, а не иначе. Он ответил, что стоило ему сдвинуть камеру на дюйм левее, как в кадре оказался бы завод Sony, дюймом правее - и мы бы увидели аэропорт. Ничего этого не могло быть во времена действия фильма. Только автору известно, что именно стояло за тем или иным решением, которое воплотилось в каждом кадре фильма. Это может быть что угодно - от бюджетных требований до вдохновения свыше.
Куросава сказал чистую правду, поэтому в этой книге пойдет речь в основном о тех кинокартинах, которые я снял сам. В них, по крайней мере, я знаю точно, что именно привело к каждому творческому решению. Нет единственно верного или неверного способа ставить фильм. Я пишу лишь о том, как работал я.
Студентам: возьмите отсюда все; возьмите, что понравится, а остальное отбросьте; или выбросьте вообще все. Тем немногим, кому, возможно, приходилось из-за съемочной группы застрять в пробке или у кого всю ночь шли съемки по соседству. Мы действительно знаем, что делаем: это только выглядит будто нет. Серьезная работа продолжается, даже если кажется, что мы просто стоим без дела. Всем остальным: я постараюсь рассказать наилучшим образом о том, как делаются фильмы. Это сложный технический и эмоциональный процесс. Это искусство. Это коммерция. Это душераздирающе и это смешно. Это отличный способ прожить жизнь.
Предупреждение о том, чего вы не найдете в книге: здесь нет личных откровений, кроме чувств, вызванных самой работой, - никаких слухов о Шоне Коннери или Марлоне Брандо. По большей части я люблю людей, с которыми работаю, это неизбежно интимный процесс. Так что я уважаю их причуды и странности, так же как они, я уверен, уважают мои.

Для кого эта книга
Для всех, кто снимает или мечтает снимать кино.
Книга для тех, кто хочет знать, как создается большое кино.
Книга для увлеченных кино....

Цена:
649 руб

Ольга Кононова, Максим Муссель Мобильное кино. 100 шагов к созданию фильма
Мобильное кино. 100 шагов к созданию фильма
Мир вокруг нас развивается стремительно. Научно-технический прогресс наступает, мобильные устройства полностью перевернули нашу жизнь, социальные сети открывают совершено новые способы коммуникации. И как следствие всего этого появляются совершено новые возможности для творчества, такие например, как мобильное кино.

Доступность мобильного кино каждому желающему, возможность снимать окружающее 24 часа в сутки, высочайшая степень доверия зрителей к историям снятым на смартфон - вот наиболее очевидные преимущества мобильного творчества.
В этой книге просто и понятно, за сто шагов рассказывается о том как создать свой первый мобильный фильм....

Цена:
349 руб

 Breaking Bad. Официальное издание сериала "Во все тяжкие"
Breaking Bad. Официальное издание сериала "Во все тяжкие"
Сериал «Во все тяжкие» стал настоящей сенсацией в Америке и за ее пределами, заставив сначала сопереживать главному герою, а потом ненавидеть его. Эта подарочная книга — единственное официальное издание, приглашающее за кулисы самого революционного телепроекта последних лет.
Это настоящий путеводитель по сериалу, который рассказывает обо всех героях и эпизодах культовой картины. Книга «Во все тяжкие» содержит свыше 300 иллюстраций, ранее не опубликованные интервью с автором криминальной драмы Винсом Гиллиганом, а также секреты со съемочной площадки....

Цена:
719 руб

 Журнал "Сеанс" № 68. Шестьдесят восьмой год (+ внутри плакат)
Журнал "Сеанс" № 68. Шестьдесят восьмой год (+ внутри плакат)
"Сеанс" №?68 — это не попытка хронологии, а спутанный клубок почти наугад выхваченных событий, вставших комом в горле истории. На карте истории полно белых пятен, и мы не ставим цель заполнить их, это невозможно. Иногда блуждающий взгляд репортажной камеры, расфокусировка и судорожная трансфокация в своей отчаянной попытке усвоить произошедшее эффективнее скрупулезного академического подхода....

Цена:
1399 руб

Л. И. Сараскина Литературная классика в соблазне экранизаций. Столетие перевоплощений
Литературная классика в соблазне экранизаций. Столетие перевоплощений
Книга Л. М. Сараскиной посвящена одной из самых интересных и злободневных тем современного искусства - экранизациям классической литературы, как русской, так и зарубежной. Опыты перевоплощения словесного искусства в искусство кино ставят и решают важнейшую для современной культуры проблему: экранизация литературных произведений - это игра по правилам или это игра без правил? Экранизируя классическое литературное произведение, можно ли с ним проделывать все что угодно, или есть границы, пределы допустимого? В жгучих дискуссиях по этой проблеме ломаются копья. Автор предлагает анализ проблемы с точки зрения литературоведческой и киноведческой экспертизы. В центр рассмотрения поставлен вопрос: следует ли использовать литературное произведение только как повод для самовыражения или экранизатор должен ставить себе более крупные художественные задачи? Ведь, как пишет Л.И. Сараски-на, мастера кино, будто испытывая кислородное голодание, обращаются к литературной классике как к спасительному и живительному источнику, так что каждый год можно видеть новую кинокартину по Шекспиру, Толстому, Чехову, Достоевскому и другим мировым классикам.
Системный анализ экранизаций в контексте литературных первоисточников позволяет нащупать баланс между индивидуальным представлением режиссера об экранизируемой книге, его творческой свободой - и необходимостью соответствовать тексту литературного первоисточника. Книга позволяет понять творческие мотивы обращения режиссера к литературному тексту - в них зачастую кроется разгадка замысла и результата экранизации.
Сотни экранизаций, рассмотренных в книге, дают интереснейший материал для размышлений....

Цена:
949 руб

Линдсей Андерсон Никогда не извиняйся Never Apologise
Никогда не извиняйся
В сборник вошли избранные статьи и интервью Андерсона, неизменно эмоциональные и полемичные....

Цена:
689 руб

Ли Бейган Грим для театра, кино и телевидения Make-up for Theatre, Film & Television
Грим для театра, кино и телевидения
Книга принадлежит перу крупнейшего специалиста по гриму Национальной телерадиовещательной компании (Эн-Би-Си) и является универсальным справочником-пособием для гримеров, художников, актеров театра, кино и телевидения, а также для всех, кто интересуется техникой макияжа и приемами изменения внешности....

Цена:
510 руб

Крис Тейлор Как "Звездные Войны" покорили Вселенную
Как "Звездные Войны" покорили Вселенную
"Звездные войны" - это уникальный культурный феномен, самая знаменитая киновселенная в мире. У этих фильмов самая большая армия поклонников, и даже маленькие дети, которые не видели ни одного фильма, знают самых известных героев. Но как "Звездные войны" достигли таких высот? Загляните в нашу книгу и вы получите исчерпывающие ответы на вопросы: - Почему Джордж Лукас вообще стал снимать эти фильмы? - Почему сначала были сняты Эпизоды IV, V и VI, а лишь потом - первые три? - Как Гаррисон Форд стал главной звездой фильмов? - Как появились на свет костюмы штурмовиков и знаменитые световые мечи? - Почему Дарт Вейдер оказался отцом Люка Скайуокера? - Почему у "Звездных войн" них столько фанатов по всему миру? - Что побудило Лукаса продать свой уникальный бренд компании "Disney"? - Что ждет "Звездные войны" в будущем?...

Цена:
719 руб

2008 Copyright © 100films.ru Мобильная Версия v.2015 | PeterLife и компания
Пользовательское соглашение использование материалов сайта разрешено с активной ссылкой на сайт. Партнёрская программа.
Rambler's Top100 Яндекс цитирования Яндекс.Метрика