История кино и театра
О драме любви по Балаяну

Киноафиша статьи про кино



О "драме любви" по Балаяну и "звериной простоте" по Лескову



10 декабря 2006

 

Камера оператора приближается к колонне заключенных: серые зипуны, угрюмые взгляды из-под платков, клейменные каторжной печатью лица... В точности, как описал этот скорбный путь сам Николай Лесков: «Безотраднейшая картина: горсть людей, оторванных от света и лишенных всякой тени надежд на лучшее будущее, тонет в холодной черной грязи грунтовой дороги. Кругом все до ужаса безобразно: бесконечная грязь, серое небо, обезлиственные мокрые ракиты и в растопыренных их сучьях нахохлившаяся ворона». Между тем ловлю себя на странном недоумении: почему их так мало? Почему идут без собак и почти без охраны? Почему успевают шутить, свободно переходя в колонне из ряда в ряд? Почему мужчины и женщины идут вместе? И, наконец, почему охранник, сжалившись, сажает каторжников на казенный обоз?

 

Много вопросов. Особенно — после всего напечатанного, увиденного, услышанного в самые последние годы. После «Крутого маршрута» и «Колымских рассказов». После «Архипелага ГУЛАГа», наконец. Сознание, измученное все новыми данными о катастрофе XX века, недоумевает: почему их так мало?

 

И — почему вдруг в разгар «лагерной темы», в момент, когда наконец стало можно, разрешили, Р. Балаян экранизирует Лескова? Ну, не вызов ли это всему взбаламученному обществу?

 

Переправа зеков прошлого века: шум, разговоры, водочка на пароме... Что же должно было случиться с народом, чтоб на каторгу пошли не сотни — миллионы, да под овчарочьим конвоем, да в рудники, откуда один выход — в смерть?

 

И — где же берет исток лагерное насилие? Откуда не только первая кровь, но и равнодушие к этой пролитой, невинной крови? Раскручиваем ленту истории назад: 50-е, 40-е, 30-е, дошли уже до 20-х... Стоп.

 

А — если еще дальше?

 

Вот тут-то и возникают Толстой, Достоевский, Лесков. Тут-то и развернулись в 1989 году самые ожесточенные споры: «русская мессианская идея», «тысячелетняя раба»... А если — только что «венчается раба Божия Катерина», и вдруг — бунт, и уж не раба («Ну, теперь, видно уж... будь же по-моему, а не по-твоему»).

 

Так все же почему сегодня, в разгар бушующих политических страстей, охвативших страну, в момент тяжелого, усугубляющегося кризиса, из которого пока не видно выхода, Р. Балаян повернулся лицом к «драме любви» из русской классики так называемого «второго ряда»?

 

Не скрою: указание на участие западной кинофирмы и «Совэкспортфильма» навело меня сразу же на неизбежную мысль о том, что все русское, «русский стиль», вошло сегодня в сильную моду.

 

Перед Рождеством я была в Швейцарии — и, прогуливаясь по одной из самых торговых улиц Женевы, убедилась в этом воочию: витрины одного из самых дорогих магазинов были декорированы русскими наличниками, перед которыми очаровательные манекены демонстрировали роскошные зимние туалеты.

 

В «экспортном» плане выбор режиссером сюжета с русской красавицей и ее любовью безошибочен.

 

Однако мы смотрим новый фильм Балаяна не на фоне веселого рождественского праздника, а на фоне отечественной драматической действительности, в контексте страшных, кровавых событий, отзвуки которых мы ловим в газетах, на телеэкране, по которому расплываются пятна отнюдь не бутафорской кропи

 

И драма, запечатленная Лесковым, интерпретированная ныне Балаяном, отзывается тяжкими размышлениями о том, кто же мы сами, раз можем допустить такое: гибель ни в чем не повинных (кроме "национальной принадлежности»..,) людей, кровь детей и стариков, многотысячные толпы беженцев, не только оставшихся без крова, но и ощутивших отчаяние беззащитности. Если мы можем допустить провокационные вопли русских фашистов на Красной площади.

 

Катерина Измайлова переступила через чужую кровь — ради собственной любви, ради освобождения от старого нелюбимого мужа. Сначала — через кровь свекра, потом — мужа, потом — малолетнего племянника... Эскалация преступления — вот о чем задумываешься, перечитывая знаменитый очерк Лескова. Он, кстати, вспоминал о чувстве ужаса при работе над очерком: «Мне становилось временами невыносимо жутко, волос поднимался дыбом, я застывал при малейшем шорохе... Это были тяжелые минуты, которых мне не забыть никогда». Но меньше всего Лесков желал сосредоточиться на экзотике преступления. Гневно воевавший против тех, кто сделал «обличительство» главным направлением своего творчества, писатель прежде всего сосредоточился на исследовании типа личности, способной ради достижения «дел и, которая представляется ему высокой, пойти на любые средства. Вплоть до убийства.

 

«Кто такая Катерина Измайлова, героиня оперы? — спрашивает Ростропович,— Сволочь она, извините, или не сволочь?.. Действительно ли Катерину довели до такого состояния? Или бывают при огромном темпераменте, при внешней красоте — человеческие уроды? С моей точки зрения, Шостакович показал нам человеческую аномалию». При этом, замечает Ростропович, «Шостакович Катерине все время сочувствует».

 

Р. Балаян в сочувствии пошел еще дальше. Его Катерина (да и Сергей тоже)вовсе не «человеческие уроды», а прежде всего скукой маются. Как пишет Лесков, «тоская, доходящая до одури» И фильм дает зримый и звучаший эквивалент этой тоски. Жужжание мухи в звенящей тишине повисшей скуки — вот звуковой аналог этой скуки. Тоской и бездельем мается его Катерина, этакая «спящая красавица». И венчается-то она словно во сне, и все начало фильма идет в спальне, камера оператора кружит вокруг постели, вокруг широко зевающей Катерины. Нет для нее иного лекарства от скуки, кроме... преступной любви. Да, эта идиома — «преступная любовь» — с неизбежностью приводит Катерину к прямому преступлению. При этом создатели фильма «облегчают» список Катерининых жертв — одну они как бы «забыли»: свекра, что поел на ночь грибков с кашицей, да и умер, «и как раз так, как умирали у него в амбарах крысы, для которых Катерина Львовна всегда своими собственными руками приготовляла особое кушанье с порученным ее хранению опасным белым порошком». По Балаяну — Катерина до того боится (вначале) смерти, что от мертвого крысенка в ужасе отшатывается... По Балаяну — Катерина убивает мужа вроде бы вынужденно, со страхом смотрит и на свои руки, и на тяжелый подсвечник, которым она, защищая любовника, саданула по затылку муженька. У Лескова же Катерина первая бросается на мужа: «первое насилие, употребленное против него женою».

 

У Балаяна муж, Зиновий Борисович, физически отвратителен: и храпит-то он как-то уж очень омерзительно, и пьет чай по-особому противно... У Лескова ничего этого нет — зато есть другое: «Ну полно с ним копаться,— сказала она Сергею,— перехвати ему хорошенько горло». У Балаяна Катерина — жертва своей преступной любви. У Лескова она прежде всего — убийца: «нагнулась, сдавила своими руками Сергеевы руки, лежавшие на мужнином горле, и ухом прилегла к его груди. Через пять тихих минут она приподнялась и сказала: "Довольно, будет с него». Лесковская Катерина, наконец, равнодушно бросает собственное дитя, плод любви — этот сюжет у Балаяна вообще отсутствует.

 

Нет, вовсе не для того, чтобы сличать текст Лескова и «кинотекст» Балаяна, предприняла я это небольшое сопоставление — а для того, чтобы показать, как «высветляется» Измайлова в современной интерпретации. Измайлова — Андрейченко хороша очень: и соблазнительна, и весела, и с ямочками на щеках; и играет она, сама вроде дитяти, с племянником Феденькой... Две трети ленты — Катерина в расцвете своей красоты и в расцвете русской летней природы; оператор и художник выбрали изумительные пейзажи; правда, более похожие на английские лесопарки, скорее на дворянскую усадьбу, чем на купеческое подворье. Пейзажная Россия здесь предстает в экспортном варианте, до неправдоподобия очищенном... И кружит, кружит черная мысль Сергея вокруг детски-чистого лица Катерины, как муха или шмель какой вокруг блюдца с медом (настойчивая, и глаза лезущая реализация метафоры). И что остается зрителю, как не пожалеть бедную Катерину, соблазненную коварным обольстителем, позарившимся на купеческий капитал, а потом, на каторге, измывающимся над нею?..

 

Мысль же Лескова, может быть, и менее «красивая» по интерьеру да пейзажу (хотя у него в очерке есть дивной красоты сцена под майской яблоней, осыпающей любовников своими лепестками, почему-то опущенная Балаяном), гораздо более строга и полна отчаяния. Мысль Лескова — христианская мысль («наш народ набожный, к церкви Божией рачительный и по всему этому народ в свою меру художественный») и о неизбежности расплаты, и о том, что душа Катерины так и осталась в потемках; не только не искупила содеянного греха, но и не задумалась над ним. Жесткую мысль Лескова Балаян всячески смягчает, прибегая к разным украшениям-метафорам — и венец из цветущих ромашек (вместо тернового?) надевает Катерине на голову Сергей, и «венчаются» они понарошку, на природе, стоя в хомутах, что не подпускают их друг к другу...

 

Катерина Измайлова несколько раз была киногероиней и без счета — театральной. И всегда из нее лепили страдающую женскую душу, в прошлом — бедную девушку, попавшую в духоту купеческого дома, искреннюю натуру, за любовь дошедшую до самоубийства... Эдакую Катерину Кабанову из «Грозы» — в добролюбовском прочтении.

 

На самом же деле, как справедливо бросил Л. Аннинский, «тут не луч света, а фонтан крови бьет со дна души», а Лесков пытается передать эту «смесь зверства и сентиментальности».

 

Так ее трактовал и гениальный Шостакович еще в 1930 году, и польско-югославская группа, снявшая в 1962 году «Сибирскую леди Макбет», и авторы советского фильма-оперы с Галиной Вишневской в главной роли, и А. Гончаров с Н. Гундаревой в Театре имени Маяковского. Из роли всячески изымался ле-сковский «демонизм» или «сатанизм» — даже черные, как вороново крыло, волосы Катерины высветлялись режиссерской волей. Точно так же высветлялась и душа. Отнюдь не шекспировская злодейка, а несчастная возлюбленная, рвущаяся из тюрьмы купеческого дома на свободу,— вот интерпретация не одного десятка постановок.

 

Но Лесков же писал совсем о другом. О черной, мрачной русской загадке. О гремучей смеси жестокости и нежнбсти на дне простой русской души. О хаосе, который там шевелится. «О, темных песен тех не пой про страшный хаос, про родимый» — это еще один любимец наших неопочвенников, Федор Тютчев, у которого так же уродуют «русскую тему», как и у Лескова, растиражированного под купечески-крестьянский миф. Вовсе не об угнетении женщины, не о ее порыве к счастью болела его душа — и Достоевский, напечатавший «Леди Макбет» у себя в журнале «Эпоха» в 1865 году, тоже не о женской свободе мечтал, а думал о том, чем за эту свободу может быть плачено — например, четырьмя убийствами.

 

Никакой загадки в фильме нет.

 

Есть опять угнетенная (мужнина раба!) Катерина, чье сердце рвется к Сергею, Да, она слепа в своей страсти (прямолинейное режиссерское решение: игра в прятки, Катерина с завязанными глазами, Сергей прячется за деревом)... Слепа? Тем более — страдалица.

 

А Катерина — Андрейченко и слепа, и сентиментальна, и наивна, и мила.

 

Только в «Сибирской леди Макбет» была попытка вырваться к другому решению — там Катерина, убив подсвечником мужа, слизывала его кровь со своей руки...

 

А Лесков мучился, страдал мыслью об этом хаосе, и волосы у него на голове шевелились недаром. Хаос-то этот все-таки нашел дорогу к волюшке. Да и сейчас дает о себе знать.

 

Балаян же выполнил то, о чем Никита Михалков заявлял еще в 70-е годы, когда собирался снимать «Леди Макбет» с Джиной Лоллобриджидой в главной роли. Сделал фильм с роскошными пейзажами и красивыми интерьерами «а-ля рюсс», правда, не с Джиной, а со светлоулыбчивой русской красавицей, которую обрекла жизнь на горькую судьбинушку... А ведь жизнь-то ей была дана для счастья — недаром в начале фильма премилая девчушка весело смотрит в зеркало на свои смешные щербатые зубки!

 

Итак, Лесков опять не понят. Если не понят только кинематографом — Бог простит.

 

Но ведь он всеми нами еще не понят.

 

Перечитайте, пока не поздно.

 

Наталья Иванова
"Советский экран" № 6, 1990 год




просмотров: 1161
Search All Ebay* AU* AT* BE* CA* FR* DE* IN* IE* IT* MY* NL* PL* SG* ES* CH* UK*
SDCC 2018 Lego Avengers More Than A Hero Commerative Poster

$149.99
End Date: Monday Aug-20-2018 8:06:50 PDT
Buy It Now for only: $149.99
|
Ryan Reynold Signed Deadpool 2 Photo Superhero Marvel Autograph PSA COA JSA BSA

$49.99
End Date: Monday Aug-20-2018 8:06:49 PDT
Buy It Now for only: $49.99
|
Amanda Peet Signed Brockmire Identity Show IFC Autograph Auto Exact Proof

$14.99
End Date: Sunday Aug-19-2018 20:38:46 PDT
Buy It Now for only: $14.99
|
Rare Vanessa Williams Signed Autograph 8x10 photo- After Mid Night- Miss America

$0.99 (1 Bid)
End Date: Saturday Jul-28-2018 0:38:37 PDT
|
Ray Bolger Hand Signed Book Photo....Famed Actor

$9.95 (2 Bids)
End Date: Wednesday Jul-25-2018 18:02:11 PDT
|
GOLDIE HAWN VINTAGE 1974 SIGNED CHECK

$0.99 (0 Bids)
End Date: Saturday Jul-21-2018 19:18:37 PDT
|
Eli Wallach Inscribed Autographed Signed 3" x 5" Index Card No COA ( TTM )

$19.99
End Date: Sunday Aug-19-2018 20:44:42 PDT
Buy It Now for only: $19.99
|
Rare Gena Lee Nolin Signed Autograph 8x10 photo-Baywatch- Sheena

$69.99
End Date: Sunday Aug-19-2018 19:00:41 PDT
Buy It Now for only: $69.99
|
JULIANNE MOORE "Hannibal" Autographed 8.5 x 11 Signed Photo HOLO COA

$25.00 (1 Bid)
End Date: Tuesday Jul-31-2018 7:28:10 PDT
|
Thor - Mighty Mjolnir - Chris Hemsworth - Avengers - MARVEL Comics

$6.88 (1 Bid)
End Date: Friday Jul-27-2018 19:30:14 PDT
|
June Havoc Signed Twentieth Century Fox Employee Records And Photo.

$9.99 (1 Bid)
End Date: Saturday Jul-21-2018 19:51:29 PDT
|
Robert Pattinson Autographed Twilight Card Hand Signed Edward

$15.00
End Date: Saturday Aug-18-2018 8:19:15 PDT
Buy It Now for only: $15.00
|
Search All Amazon* UK* DE* FR* JP* CA* CN* IT* ES* IN* BR* MX
Search Results from «Озон» Кино. Киноискусство
 
Дэвид Маккенна, Кристофер Воглер Memo. Секреты создания структуры и персонажей в сценарии
Memo. Секреты создания структуры и персонажей в сценарии
Цитата

Оба мы твердо убеждены: ни один из этих инструментов не принесет никакой пользы и ничем вам не поможет, пока вы не примените его на практике. Смотрите на этот комплекс методов не просто как на ящик с инструментами, а как на оборудованный гараж в ожидании автомобилей, требующих ремонта или тюнинга.

О чем книга
Эта книга - результат многолетней работы Кристофера Воглера и Дэвида Маккенны. Будучи профессиональными экспертами, они проанализировали в общей сложности более 40 000 сценариев самых разных жанров. Свой совместный труд Воглер и Маккенна рассматривают не просто как полезный инструментарий сторителлинга, они считают его "спасительным" и для начинающих, и для активно пишущих авторов.
Своим названием книга обязана методичке Memo, написанной когда-то Воглером для работы в сценарном отделе и ставшей легендарным руководством для многих поколений сценаристов. Но это лишь один из множества описанных в книге методов анализа и работы над структурой повествования и персонажами - от характеров Теофраста и морфологии волшебной сказки русского филолога Владимира Проппа до авторских методик самих Воглера и Маккенны. Авторы не только щедро делятся своими секретами и показывают на примерах успешных кинолент, как они используются, но и дают после каждой главы практические советы и конкретные задания для самостоятельной работы будущим сценаристам и писателям.

Почему книга достойна прочтения
Советы и секреты известных мастеров - лучший способ научиться делу. В работе над сценарием есть принципы, правила, проверенные приемы, и в этой книге читатель узнает о них из первых рук - от их создателей, известных гуру в мире кино.

Кто авторы

Кристофер Воглер - один из самых авторитетных сценарных аналитиков в мире и ведущий консультант крупных голливудских студий. Его "Путешествие писателя. Мифологические структуры в литературе и кино" - одна из самых продаваемых в мире сценарных книг.

Дэвид Маккенна - театральный режиссер, артист, продюсер, драматург, сценарист. Профессор Колумбийского университета и Барнард-колледжа. Рецензировал более десяти тысяч сценариев, как для частных клиентов, так и для студий Focus Features, HBO и 20th Century Fox.

Ключевые понятия
сценарий, персонаж, структура, зритель, мифология, герои, архетипы, средовые факторы....

Цена:
579 руб

Александр Митта Кино между раем и адом. Кино по Эйзенштейну, Чехову, Шекспиру, Куросаве, Феллини, Хичкоку, Тарковскому...
Кино между раем и адом. Кино по Эйзенштейну, Чехову, Шекспиру, Куросаве, Феллини, Хичкоку, Тарковскому...
Эта книга и для человека, который хочет написать сценарий, поставить фильм и сыграть в нем главную роль, и для того, кто не собирается всем этим заниматься. Митта позволит вам просто получать намного больше удовольствия от фильмов. Согласитесь, если знаешь правила шахматной игры, то не ждешь как невежда, кто победит а получаешь удовольствие и от всего процесса. Кино - игра покруче шахмат. Эта книга - ключи от важнейшего из искусств. Мало того, секретные механизмы и практики, которыми пользуются режиссеры позволят и вам незаметно для других управлять окружающими и разыгрывать свои сценарии....

Цена:
494 руб

Антон Долин Оттенки русского
Оттенки русского
Антон Долин - журналист, радиоведущий, кинообозреватель в телепрограмме "Вечерний Ургант" и главный редактор самого авторитетного издания о кинематографе "Искусство кино".
В книге "Оттенки русского" самый, пожалуй, востребованный и влиятельный кинокритик страны собрал свои наблюдения за отечественным кино последних лет. Скромно названная "оттенками", перед нами мозаика современной действительности, в которой кинематограф - неотъемлемая часть и отражение всей палитры социальных настроений. 
Тем, кто осуждает, любит, презирает, не понимает, хочет разобраться, Долин откроет новые краски в черно-белом "Трудно быть богом", расскажет, почему "Нелюбовь" - фильм не про чудовищ, а про нас, почему классик Сергей Соловьев - самый молодой режиссер, а также что и в ком всколыхнула "Матильда".

Об авторе: Антон Долин - известный российский журналист, кинокритик. В 1997 году окончил филологический факультет МГУ. Работал и продолжает работать в ведущих печатных СМИ, на радиостанциях и новостных сайтах - "Афиша", "Известия", "Эксперт", "Сноб", "Эхо Москвы", "Маяк", Meduza. Постоянный киноэксперт в телевизионной программе "Вечерний Ургант". Автор монографий о Такеси Китано, Ларсе фон Триере, Алексее Германе, Джиме Джармуше. Четырежды лауреат премии Гильдии киноведов и кинокритиков России. С июня 2017 главный редактор самого авторитетного издания о кинематографе  "Искусство кино".

Цитата: "Русское кино новейшего времени заслуживает того, чтобы окинуть его единым, пусть неизбежно поверхностным, взглядом. И, сделав над собой усилие, воздержаться от выводов. Их читатель, он же зритель, без труда сделает самостоятельно".

Ключевые слова: Антон Долин, кино, современное российское кино, кинокритика, интервью, Сокуров, Герман, Звягинцев, Серебренников, Учитель, кинофестивали, рецензии

...

Цена:
591 руб

Джим Стейнмайер Исчезающий слон, или Как иллюзионисты изобрели невозможное Hiding the Elephant: How Magicians Invented the Impossible and Learned to Disappear
Исчезающий слон, или Как иллюзионисты изобрели невозможное
Книга Джима Стейнмайера, известного американского специалиста по сценическим иллюзиям, соединяет в себе жанры занимательной физики, истории кино и театра и документально-приключенческого романа. Автор ведет повествование в детективной манере и рассказывает увлекательную историю о великих титанах сценической магии, заставлявших публику всего мира трепетать от ужаса и умирать от восторга.

...

Цена:
629 руб

Хелен Отвей Приключения Индианы Джонса
Приключения Индианы Джонса
Легендарный Индиана Джонс - герой культовых фильмов Стивена Спилберга и Джорджа Лукаса - вернулся! На экраны выходит 4-й фильм о непобедимом археологе - "Индиана Джонс и Королевство Хрустального Черепа". Зрители уже с восторгом приняли картину. Доволен своей работой и режиссер - Стивен Спилберг.
Джонс снова в центре удивительных приключений: он должен найти Хрустальный Череп, чтобы спасти любимую женщину. Нелегкая задача, с которой бесстрашный Индиана, конечно, справится. Ему помогут верные друзья, а враги... враги боятся его, ненавидят и... отдают должное бесстрашию и уму Индианы Джонса. Прочитайте выдержки из дневника его злейшего врага Рене Беллока, который следовал за Джонсом во время поисков Ковчега Завета, камней Санкары, Святого Грааля и магического Хрустального Черепа, - и переживите вновь все эти поразительные приключения!

Формат: 26,5 см x 30 см....

Цена:
449 руб

Дмитрий Комм Гонконг. Город, где живет кино. Секреты успеха кинематографической столицы Азии
Гонконг. Город, где живет кино. Секреты успеха кинематографической столицы Азии
Новая книга петербургского кинокритика Дмитрия Комма рассказывает о феномене гонконгской киноиндустрии, основных этапах ее стремительного развития, художественных концепциях. В ее основе серия статей и цикл лекций, прочитанных автором в Санкт-Петербургском государственном университете.

Книга может быть рекомендована студентам гуманитарных вузов и широкому кругу любителей кино....

Цена:
284 руб

Лоренс Оливье
Лоренс Оливье
Книга английского театроведа посвящена творчеству одного из выдающихся актеров XX века.
Автор подробно прослеживает эволюцию Л. Оливье (род. В 1907 г.) - драматического и киноартиста, свидетельствуя не только о мастерстве, но и о формировании его творческого кредо, подчеркивая убежденность художника в активной, преобразующей и созидательной роли театра.
Работа в театре "Олд Вик", художественное руководство Национальным театром, участие в становлении английского кинематографа, сотрудничество с Голливудом - каждая сфера деятельности Оливье исследуется автором книги....

Цена:
151 руб

Николай Черкасов
Николай Черкасов
Настоящая книга, посвящена советским актерам, состоит из нескольких частей, различных по характеру и жанру, но в своей совокупности составляющих законченное единство, пронизанное творческой индивидуальностью Черкасова:
- "Записки советского актера" Черкасова - сильнейший автобиографический документ;
- Статьи и речи, выражающие общественные и творческие позиции Черкасова;
- "Черкасов и Эйзенштейн" - документальные материалы из эйзенштейновского фонда и воспоминания Н. Н. Черкасовой, посвященные взаимоотношениям Черкасова и Эйзенштейна;
- Воспоминания о Николае Константиновиче....

Цена:
256 руб

Джеймс Нэрмор Кубрик On Kubrick
Кубрик
Исследование Джеймса Нэрмора - это уникальная по энциклопедичности и глубине книга об одном из величайших кинорежиссеров ХХ века. Стэнли Кубрик - мегаломан, драматург, изобретатель, знаток литературы, философии и истории - предстает в этой книге художником, которого по праву можно назвать создателем особого и незабываемого мира....

Цена:
749 руб

 Сеанс, № 67, 2018
Сеанс, № 67, 2018
Новый номер журнала "Сеанс", в центре которого анализ общественных процессов последних месяцев, разговор о метаморфозах социальных норм и агрессии соцсетей. Публикуем материал, давший номеру название - беседу Любови Аркус и Михаила Ямпольского....

Цена:
969 руб

2008 Copyright © 100films.ru Мобильная Версия v.2015 | PeterLife и компания
Пользовательское соглашение использование материалов сайта разрешено с активной ссылкой на сайт
Rambler's Top100 Яндекс цитирования Яндекс.Метрика