История кино и театра
ЭВОЛЮЦИЯ КАРЛА ДРЕЙЕРА

Глава LIX ЭВОЛЮЦИЯ КАРЛА ДРЕЙЕРА

Творческий путь Карла Дрейера не всегда был легким. Противник каких-либо компромиссов, он снял немного фильмов, и не все они удовлетворяли художника. С первых же шагов он предъявлял особые требования к пластике, а затем в еще большей степени — к реализму, который наполнял смыслом малейшую деталь человеческого лица. Наступивший после постановки «Страниц из книги Сатаны» («Blade af Satans bog», 1920) упадок датского кино заставлял Дрейера часто покидать родину. Из семи следующих фильмов только два были сняты в Дании, два — в Германии и по одному — в Швеции, Норвегии и Франции. В 1920 году он так описывал эволюцию датского кино:

«Подражание — вот что лежит в основе грустной судьбы датского кинематографа. Среди тех, кто им заправляет, не было и нет человека, который рискнул бы предпринять что-то новое. Датские продюсеры не осознают ответственности и благородной задачи, возложенной на них занимаемым положением.

На всем пути развития кино нет ни одного памятного творения, которое свидетельствовало бы о вкладе в это искусство датской культуры. Едва ли не главным воспоминанием о расцвете датской кинематографии стала эпоха, когда актеров встречали по одежке, а принадлежность к мафии была гарантией успеха. Золотые времена! Но не все то золото, что блестит: сковырнешь позолоту — и сразу видишь фальшивку.

Бесчисленные заводы по производству фильмов росли, как грибы после дождя. Действительно заводы!

В Дании фильмы всегда «делали». И все несказанно Удивились, когда появился Беньямин Кристенсен, который не «делал» фильмы, а «создавал» их с любовью и вниманием к каждой детали. Его сочли странным. Но последующие события показали, что именно он осознал будущее. В потоке плохих фильмов, серийно сходивших с заводских конвейеров, тонули надежды датского кино

Благоприятные условия открыл для него мировой рынок, и не было недостатка в средствах, но не хватало личности, которая могла бы своим авторитетом, основанным на высокой культуре и тонком вкусе, поднять уровень кинематографа.

Такой человек не появился.

Сомнительный запашок, отталкивающий людей с художественным вкусом, и сегодня исходит от датского кино. Обладая удивительной способностью проникать в соседние страны, он и там заставляет публику затыкать нос при виде афиши, рекламирующей датский фильм.

Все сказанное — не преувеличение, и, если датское кино хочет надеяться когда-либо занять достойное место в мире, оно должно выполнить одно условие — осознать ситуацию и посмотреть правде в глаза.

Необходимо также сказать правду тем, кто, не будучи в курсе современного развития киноискусства, презирает его. Но когда хочешь обратить кого-то в свою веру, предпочтительно для начала признать собственные ошибки и отметить, в чем правы другие. И, к сожалению, правы те, кто считает, что датское кино обращено исключительно к зрителям, читающим «В часы досуга» и «Ника Картера» [287].

Опубликовав эти горькие заметки, Дрейер отправился в Швецию, где для студии «Свенск» снял на натуре «Вдову пастора» (1920), «историю трех молодых пасторов, одни из которых вынужден жениться на старухе», чтобы получить приход. Историю создания фильма Дрейер описывает так: «Требовался небольшой сюжет для быстрой постановки. Тогда мне и попалась эта симпатичная норвежская сказка, которую я почти без изменений перенес на экран. Надо было также найти роль для старой, семидесятишестилетией женщины (Хильдур Карлберг), которая умерла сразу же после съемок. Перед началом, уже очень тяжело больная, она сказала мне: «Будьте спокойны, я не умру, пока не закончится работа над фильмом». Я ей поверил. Она сдержала свое слово» [288].

«Синэа» (№ 25) назвал эту «шведскую комедию» "необычной с точки зрения зрителей; смысл серых, белых и черных томов выдает руку большого художника.

После высокого лиризма «Возницы» этот грубоватый рассказ приобретает еще большую ценность». И хотя Дрейер намеревался создать юмористическое произведение, сюжет его фильма можно рассматривать как «веселье на суровом фоне». Сегодня фильм потрясает зрителя тем, что не было присуще творчеству режиссера, — грубоватостью и реализмом юмора. Затем Дрейер снял в Германии «экранизацию огромного романа «Обездоленные», подвергнув литературный источник значительным сокращениям». В фильме «Обездоленные» были заняты русские артисты-эмигранты из Московского Художественного театра[289]. Этот неизвестный фильм (его копии долгое время считались утерянными) рассказывает о судьбе евреев в России во время революции 1905 года. Риччот-то Канудо писал об этих «полиритмичных фресках шведского (?) режиссера»: «В них показаны великолепными и впечатляющими пластическими приемами злоключения евреев в бурлящей России. Построение сценария напоминает человеческий муравейник вожделений, трудов и забот, веселых и жестоких развлечений, расплывчатых и острых, как нож, переживаний, которые мы привыкли видеть у этого великого молодого народа. «Звучание» душ, неоднократно повторенное, глубокое и мощное, вместе с сотнями деталей составляет единый, обобщенный и правдивый образ, преследующий нас, как призрак»[290].

Хотя фильм был хорошо принят зрителями, Дрейер остался недоволен, считая, что этот опыт «еще раз доказал: не нужно заниматься экранизациями». Перед следующим «немецким» фильмом он вернулся в Данию, чтобы снять «И случилось однажды» («Der var engang»,

«Это был провал. Полный провал. Я не получил того, что мне обещали. Я был в полном неведении об актерах, месте и времени съемок. Я снимал актеров Копенгагенского Королевского театра, у которых был всего месяц летнего отпуска. Мне пришлось… все делать наспех, не получая никакой помощи.

<…> Есть вещи, которых не хватает в жизни. И иногда нужно, чтобы их не хватало. Часто приходится сворачивать в сторону, пока найдешь правильный путь. А этот путь совершенно прямой».

При съемках «Михаэля» («УФА», продюсер Эрих Поммер) Дрейер обладал полной свободой действий и считал этот фильм важным поворотом в своем творчестве.

«Сюжет картины взят из произведений датского писателя Германа Банга. Это история молодого человека (Вальтер Шлезак), который должен сделать выбор между своим «покровителем» (Беньямин Кристенсен) и любимой женщиной (Нора Грегор). Зоре, «покровитель», известный скульптор и живописец (как бы из плеяды Родена), усыновил и воспитывает как родной отец молодого человека. Но тот предает его ради женщины, которую любит, — светской дамы, настоящей принцессы. В конце фильма старый художник умирает в одиночестве. Действие разворачивается в эпоху, когда порывы и преувеличения были в моде, а чувства охотно обострялись, — в эпоху во многих отношениях фальшивую, что видно по крайне перегруженным декорациям фильма. Автор романа Герман Банг жил в одно время с Ялмаром Шёдербергом, автором «Гертруды», и говорили даже, что Шёдерберг подражает ему, если только Банг не подражает Шёдербергу…»

Дрейер считал, что существует связь между «Михаэлем» и его последним фильмом — «Гертруда» (1964). И там и тут средствами кино он пытался передать трагедию «так, как ее понимал Стриндберг» [291]. «Человеческие существа в первую очередь интересуются другими человеческими существами, — говорил он мне в 1964 году. — Я сделал это высказывание своим девизом. Снимая каждый фильм, я увлечен моими персонажами и актерами, которые играют их роли». В фильме «Михаэль» рядом с двумя дебютантами — Вальтером Шлезаком (который позже сделал карьеру в Голливуде) и Норой Грегор (прославившейся после фильма «Правила игры»[292]) снимался Беньямин Кристенсен, единственный датский актер, вызывавший восхищение Дрейера. Он пригласил на роль художника того, о ком писал в 1922 году: «Из всех актеров скандинавского кино он ближе всех к идеалу, к работе он относится с редким старанием»[293].

В хвалебных статьях немецкие критики много раз писали о Каммершпиле. В «Лихт-бильд-бюне»:

То, что мы увидели, — это работа интеллектуала, поднимающего уровень немецкого кино. <…> Картина не делает ни малейшей уступки (в плохом смысле слова) желаниям публики. <…> Это симфония в миноре, воспевающая любовь без всякой сентиментальности, но с несравненной теплотой. Лучшей режиссерской работы нельзя было ожидать. Никто лучше Дрейера не смог доказать, насколько нордическая душа близка нашей. <…>

Действие фильма волнующе просто…»[294].

В «Фильм-курир»: «Мы годами мучали себя вопросом, возможно ли передать в кино психологические проблемы. Русские, датчане и отчасти немцы ответили положительно. В Германии создан ряд таких фильмов.

Некоторые говорили, что драма — это прежде всего действие и снимать можно действие, а не мысли. Во многих цивилизованных странах такая концепция считается устаревшей, потому что состояние души героя актер лучше передает взглядом, мимикой, едва заметным жестом, чем словами».

Но Дрейер пошел дальше Каммершпиля, соединив интимную тональность рассказа с реализмом деталей. По его мнению, декорации фильма должны были отражать дух его эпохи (конца XIX века). Требование абсолютной точности каждой детали, даже когда речь шла о сверхъестественном, перегружало интерьеры массой вещей, особенно в его последующих работах, что приводило к некоторым недоразумениям. Дрейер так это объяснял:

«Это было… во время, когда во Франции монастыри были экспроприированы государством и на аукционах продавалась масса церковной утвари и мебели. Люди покупали украшения, кафедры, скамьи, другую мебель. Я был знаком с одной датской актрисой… которая по возвращении в Копенгаген заполнила всю квартиру этими ужасными предметами, а поверху расставила кучу подсвечников. Что ж, это тоже часть атмосферы фильма, отражающей этот богатый и… дурной вкус, который, очевидно, в то время (когда происходит действие фильма) считался весьма тонким».

После «Михаэля» [295] Дрейер вернулся в Данию, где создал свой ключевой фильм — «Почитай свою жену» («Du skal oere din Hustru», 1925). Влияние немецкого Каммершпиля в нем совершенно очевидно. Дрейер рассказывает о переработке пьесы в сценарий. «Мы ее сжали и вычистили, и интрига стала четкой и ясной. По такому методу я работал впервые. Позднее я использовал его при съемках «Дня гнева» (1943), «Слова» (1956) и «Гертруды», в основе которых также лежат театральные пьесы».

Сюжет прост и обнажен; все уже сказано, собственно, в самом названии пьесы — «Падение тирана». Речь идет об укрощении домашнего тирана: «Инженер (Иоханес Майер) терроризирует свою жену (Астрид Хольм), сына, дочь (Карен Неллемозе). Он издевается даже над канарейкой. Семья с помощью старой кормилицы (Матильда Нильсен) борется и заставляет его изменить поведение».

Дрейер хотел снять фильм непосредственно в квартире семьи среднего достатка. «Мы нашли такую квартиру. Она принадлежала семье рабочего и в точности отвечала нашим желаниям. К сожалению, работа в квартире создавала слишком много трудностей съемочной группе, и тогда на студии мы построили декорацию — копию найденной квартиры. Это позволило нам добиться большей правды изображения».

В помещении студии «Палладиум» стремление к правде жизни заставило Дрейера потребовать провести водопровод и электричество. Кроме немногих натурных кадров на улицах Копенгагена действие этой домашней драмы, охватывающее несколько часов жизни, протекает в гнетущей обстановке закрытых дверей. Канарейка в клетке, маятник часов, угол, куда в наказание ставят мальчика, — все эти символы (которые, в отличие от Карла Майера, Дрейер считал недостаточными) давят. Диалог, как впоследствии в «Жанне д’Арк», занимает важное место, но титры не утомляют зрителя. Фильм основан на глубоком психологическом анализе. Дрейер так сравнивает «Гертруду» с «Почитай свою жену»: в последнем фильме «мужчина терпит поражение от женщин, восставших на борьбу с тиранией. Может быть, и случайно, но в моих фильмах женщина часто оказывалась центральным персонажем, и меня всегда привлекали сюжеты, где она занимает это место». Восприятию прекрасной актерской игры мешал излишний грим, особенно заметный в многочисленных крупных планах. Наверное поняв эту ошибку, режиссер в дальнейшем практически отказался от грима.

Сняв в Норвегии «Невесту из Гломдаля» («Glomdalesbruden», 1925), «маленькую фольклорную историю», режиссер отправился во Францию, где в апреле 1926 года состоялась премьера фильма «Почитай свою жену». Фильм произвел сильное впечатление на французскую публику, и «Сосьетэ женераль де фильм» предложила Дрейеру, наблюдавшему в качестве журналиста съемки «Наполеона», снять фильм об одной из великих женщин в истории Франции. Выбор был остановлен иа Жанне д’Арк, что вызвало яростные нападки со стороны националистов, считавших, что иностранец не сможет в достаточной степени проникнуться духом французской героини. Дело дошло до того, что были начаты съемки «параллельного» фильма, «Блистательная жизнь Жанны д’Арк» (1928), — суперпродукции Марко де Гастина с Симоной Женевуа в главной роли, — где особый акцент делался на батальные сцены (снятые в Каркассоне). В 1929 году Дрейер писал в немецком журнале, как он пришел в образу Жанны д’Арк:

«Орлеанская девственница, ее удивительный путь к гибели заинтересовал меня, как и широкую публику не только Франции, после канонизации этой молодой пастушки в 1924 году, — ее история и процесс были в центре внимания. Возрождению этого интереса способствовали также ироническая пьеса Бернарда Шоу и научное исследование Анатоля Франса [296]. Чем глубже я знакомился с историческими фактами, тем важнее представлялась мне задача воссоздать в кинематографической форме основные этапы жизни Жанны д’Арк.

С самого начала было ясно, что я должен требовать от себя. Стилизация сюжета позволила бы представить Уклад жизни и культурное окружение XV века, положила бы в основу фильма сравнение эпох, а мне надо было сделать так, чтобы зритель был поглощен прошлым. Тогда я использовал новые формы и методы.

Было необходимо изучить материалы процесса о реабилитации, но на изучение одежды и других признаков эпохи я не тратил времени, так как мне кажется, что дата действия столь же малозначима, как и его отдаленность от сегодняшнего дня. Я хотел написать гимн торжеству души над жизнью» [297].

Фильм «Страсти Жанны д’Арк» показывает процесс над Жанной с самого начала до исполнения приговора. По сценарию Дрейера, подписанному Жозефом Дельтейлем [298] в рекламных целях, все события фильма совершаются в течение одного дня. Строгий реализм фильма «Почитай свою жену» в противоположность мистицизму и лиризму других произведений Дрейера подготовил его к картине «Страсти Жанны д’Арк». Он рассказывал мне в 1964 году: «Страсти Жанны д’Арк»… фильм документальный [он решительно настаивал иа этом определении. — Ж. С.]. Мой сценарий построен на протоколах руанского процесса. Все слова фильма зафиксированы историей. Я разделяю мнение французского критика Левинсона, сказавшего о «Жанне д’Арк»: «Это одновременно последний немой и первый звуковой фильм».

Драматургия Дрейера основывалась на реальных диалогах во время суда. Два набора декораций были выполнены Германном Вармом.

«Сначала в заброшенном цехе завода «Рено», совсем рядом со студией в Бийанкуре построили декорации «Внутренней часовни» и «Тюремной камеры с примыкающим караульным помещением», потом — «Камеры пыток с комнатой для допросов».

Потом начали строить декорацию «Город Руан»[299].

Она была построена у окраины Парижа, между Монружем и Пти-Кламаром.

Фильм снимался несколько месяцев, с мая по октябрь 1927 года, но съемки строго следовали исторической хронологии событий: процесс, приговор, казнь. Валентин Югo описывает атмосферу, которую создавал Дрейер на съемках: «Мы все время испытывали эту гнетущую атмосферу ужаса, беззакония, юридической ошибки… Я видел, как самые недоверчивые актеры, увлеченные ролей и верой режиссера, продолжали бессознательно играть роль уже после окончания съемок, как тот судья, бормочущий себе под нос: «Ведь она, наверное, колдунья», после сцены, когда его тронула боль Жанны, или же действительно переживали эту трагедию, как персонаж, который, с пеной у рта готовый произнести самые грубые ругательства, бросает в лицо обвиняемой от имени военного совета: «Вы — позор армии».

Дрейеру удалось заставить актеров пережить трагедию молодой французской крестьянки, оставшейся безоружной перед лицом иностранных завоевателей и их приспешников. Никакого мистицизма и никакой магии нет в этом споре, осененном народным патриотизмом.

Приехав в Париж, датский режиссер объявил о своем желании снять фильм со звуком. Но ввиду отсутствия оборудованных студий он от этой мысли отказался, однако заставил исполнителей произносить реплики:

«Фальконетти, Сильвен, Мишель Симон, Антонеи Арто и другие актеры произносили перед камерой те же слова, которые зритель читал в титрах. Хотя фильм был необычным по стилю, в отношении диалога я придерживался метода, открытого еще в самом начале моей карьеры, может быть даже в «Президенте» («Praesidenten») [300].

В эпоху немого кино, если актеров обязывали говорить во время съемки, они импровизировали и произносили первые слова, пришедшие на ум. Я же всегда стремился, чтобы актер произносил свой текст — слова титров. Это особенно заметно на примере фильма «Почитай свою жену».

Вернемся к «Жанне д’Арк». Я сначала хотел снять звуковой фильм. Звуковое кино уже в 1927 году обрело права гражданства в Америке, но ни во Франции, ни в любой другой европейской стране финансисты не желали рисковать и не субсидировали переоборудование студий.

В моем сценарии я «сжал» процесс, поставив себе задачу сохранить лишь самое основное. Истинными сценаристами фильма были Жанна д’Арк, ее судьи и защитники».

Муссинак отмечал, что Дрейер максимально использовал крупные планы и «все выразительные возможности различных ракурсов»: «Отказ от грима придает лицам необычную, страшную силу, особенно подчеркивающую внутреннюю игру чувств или мыслей героев. Никакой антропометрический анализ внешности не может раскрыть внутреннюю сущность человека так, как какая-нибудь деталь лица, крупный план рта, глаза, морщины, руки, схваченные объективом в умело рассчитанном и выбранном движении» [301].

Многочисленные крупные планы Дрейера объясняются его тягой к документализму: «Техника судебного протокола диктовала стиль. Суд, обязательные церемонии, техника судебного разбирательства — все это я пытался передать в фильме. Короткие и четкие вопросы и ответы приводили к единственному естественному решению: каждая реплика строится на крупном плане. Кроме того, благодаря крупным планам зритель получал те же удары, что и Жанна, когда ее мучали вопросами. Создание такой ситуации и входило в мои планы».

Дрейер часто прибегал к паузам, статическим планам, а также использовал символические аксессуары. Однако главным образом он опирался на диалог, который актеры должны были заучить и передать. На протяжении большей части фильма развитие действия сводится к вопросам судей и ответам подсудимой. Мы видим, как рождаются слова на вялых губах епископа Кошона (Сильвен) и патетически выразительных — Жанны (Фальконетти). Когда речь идет о «да» или «нет», все понятно из самих жестов актеров. Другое дело фраза — здесь титры уже становятся необходимыми. Однако постоянное вмешательство надписей нарушает великолепный ритм чередования детализированных крупных планов, которые так превосходно скомпоновал и снял Рудольф Мате. Основа реализма Драйера — оголенное человеческое лицо. Он применял особо чувствительную панхроматическую пленку (в то время новинку) и под этим предлогом совершенно отказался от грима, гуммозных наклеек и париков.

В 1964 году мы вместе с Дрейером вспоминали, какое чувство стыда и неловкости испытывал Антонен Арто, игравший роль монаха Массьё, когда ему пришлось появиться в кафе, где часто собирались сюрреалисты, с тонзурой на черепе — в полном соответствии с уставом доминиканского ордена.

«Мне пришлось их остричь. Это было необходимо. Я был вынужден почти наголо обрить Фальконетти, понимая, как это ужасно для женщины. Многие плакали, когда мы снимали эту сцену. Все, включая машинистов, стремились подарить ей цветы. Все, кроме меня. Так было нужно. Без этого…»

Валентин Юго вспоминает («Синэ-мируар», 11 ноября 1927 года): «Особенно впечатляющим был день, когда в тишине операционной, при тусклом свете утра казни, были отрезаны волосы Фальконетти. Наши чувства, пронизанные переживаниями прошлого, заставляли нас ощущать реальность этого бесчеловечного обряда. Электрики, машинисты сдерживали дыхание, и их глаза были полны слез». Фальконетти плакала. «Тогда режиссер медленно подошел к героине, прикоснулся пальцами к ее слезам и поднес к губам».

Трудно было предположить, что эта роль будет поручена актрисе — партнерше Андре Брюле по «Театр де ля Мадлен», не имевшей раньше никакого отношения к кино. Когда Дрейер ее увидел впервые, «она играла в легкой современной комедии и выглядела элегантной, немного легкомысленной, но очаровательной. Я не могу сказать, что она меня сразу же покорила, что заставила поверить. Я просто спросил, могу ли я ее навестить на следующий день. Во время нашей встречи мы много разговаривали, и тогда я понял: в ней есть то, что я искал. <…>

Я сказал ей, что хочу завтра сделать пробу. «Но никакого грима, — добавил я, — мне нужно ваше лицо».

Она сняла свою косметику, мы сделали пробы, и я понял, что именно это лицо мне нужно для Жанны Д’Арк — лицо женщины немного грубоватой, откровенной и умеющей страдать».

Дрейер писал 9 сентября 1927 года в «Синэ-магазин»: «Мы должны создать у публики впечатление, что она видит жизнь через замочную скважину экрана. Я ничего не ищу, кроме правды жизни. Когда фильм закончен, не знаешь, что ты искал. Режиссер — ничто, жизнь — все, и распоряжается только она одна. Основное — это не объективная драма образов, а объективная драма душ».

Фильм состоит из трех частей. В первой, рассказывающей о подготовке к судебному заседанию, широко используется трэвеллинг для показа судей и зала суда. Вторая посвящена судебному разбирательству, приговору, подготовке к казни. В ней зритель видит почти исключительно крупные и очень крупные планы, монтаж которых и титры делают незаметными движения камеры. Здесь предметы имеют большее значение, чем декорации (которые действительно сведены к белым стенам — на самом деле розовым для большей «фотогеничности»). Выход из тюрьмы на рыночную площадь, место казни, где собрана большая группа статистов, показан смелыми и размашистыми движениями камеры. Фильм (негативы которого были найдены и хранятся во Французской синематеке) был показан во Франции в сокращенном варианте. Цензором выступал архиепископ Парижа [302]. Муссинак писал по этому поводу: «…картина Дрейера не понравилась архиепископу Парижа, с которым предварительно консультировались прокатчики. Фильму грозило осуждение и проклятие с церковных кафедр и саботаж католиков. Произведенные купюры и поправки, в которых Дрейер не участвовал, были столь серьезны, что зритель познакомился со скучным католическим фильмом, где суд в Руане стал почти симпатичным и где процесс сведен к теологическому спору без драматического нагнетания»[303].

Еще до 1958 года, когда фильм был включен в список «двенадцати лучших фильмов всех времен», он был расценен как шедевр теми, кто смог раньше увидеть его в оригинале. Кокто писал: «Потемкин» подражал документальному фильму и совершенно потряс нас. «Жанна д’Арк» воссоздает документ эпохи, когда кино еще не существовало». Эта оценка не была безосновательной. «Когда я начал снимать фильм, — говорил Дрейер в 1955 году в Венеции, куда он привез «Слово», — меня преследовал «Потемкин», который я увидел, едва приехав в Париж». Советская киношкола открыла Дрейеру значительность человеческого лица без грима, научила его пользоваться различными ракурсами, композицией кадра и монтажом.

Муссинак писал о значении этого произведения: "Дрейер пожелал раскрыть лишь глубоко человечный смысл процесса и смерти Жанны. <…> Реалистический показ событий, острая сила изображения подчеркивают это стремление режиссера, тщательный характер его поисков. В результате из этого неумолимого чередования документов чаще всего возникает лишь игра бедной вдохновенной девочки, благородной и жалкой, столкнувшейся с готовыми на все судьями. <…> Суд приобретает символический характер и поднимается до обобщения. Лицемерие, низость процесса осуждаются настолько явно, что создается впечатление, будто перед нами не суд, происходящий в определенную эпоху, а драма, мрачные примеры которой можно легко найти в современной истории классовой борьбы» [304].

Справедливость этого высказывания подтверждается тем фактом, что фильм «Страсти Жанны д’Арк» не демонстрировался с 1940 по 1944 год ни в одной из оккупированных стран Европы.

Преследуемый мистицизмом и колдовством, религиозным фанатизмом и нетерпимостью, Дрейер некоторыми сторонами своей личности принадлежит прошлому; но в то же время этот «средневековый» человек поднялся до осознания современности: его поиски абстракции часто приводят к конкретной реальности, его символизм — это прежде всего отражение души и гуманности. С самого начала своего творчества, от «Президента» до «Гертруды», художник находится в постоянном поиске, который он сам определяет так:

«Гораздо больше, чем техникой, я увлечен воссозданием чувств героев моих фильмов. Я стремлюсь наиболее искренне воссоздать самые искренние чувства.

Для меня главное — не только поймать слова, которые они произносят, но увидеть за этими словами мысль. В моих фильмах я хочу проникнуть в глубины мыслей героев через их самые тонкие и неуловимые выражения. Ведь именно эти выражения раскрывают характер, подсознательные чувства, секреты, лежащие в глубине Души. Именно это меня интересует в первую очередь, а не техника кино».

 

источник: Всеобщая история кино Жорж Садуль


просмотров: 994
Search All Ebay* AU* AT* BE* CA* FR* DE* IN* IE* IT* MY* NL* PL* SG* ES* CH* UK*
John Goodman Jeff Bridges 8x10 Signed Photo autographed Picture COA

$19.99 (0 Bids)
End Date: Monday Mar-4-2019 13:02:19 PST
Buy It Now for only: $29.99
| |
CAPTAIN MARVEL Brie Larson Original Autographed 8"x10" photo w/ COA #A

$9.99 (0 Bids)
End Date: Wednesday Feb-27-2019 13:13:11 PST
|
Julie Benz signed 8 x 10 photo AUTOGRAPH PICTURE AUTO HOLLYWOOD VAMPIRES

$0.99 (0 Bids)
End Date: Tuesday Feb-26-2019 23:29:49 PST
|
Autographed Tom Hardy signed 8 x 10 photo Really Nice

$6.95
End Date: Tuesday Mar-12-2019 13:32:12 PDT
Buy It Now for only: $6.95
|
Stan Lee Signed 8x10 Autographed Photo Reprint Spider Man Marvel Comics

$5.99 (0 Bids)
End Date: Wednesday Feb-27-2019 12:51:53 PST
|
PAMELA ANDERSON - HOT! / SIGNED 8X10 CELEBRITY PHOTO / COA

$19.99
End Date: Saturday Mar-23-2019 23:06:43 PDT
Buy It Now for only: $19.99
|
Autographed Salute Your Shorts Cast Photo & DonkeyLips GPK Parody Card & DVD

$25.00
End Date: Sunday Mar-24-2019 5:42:44 PDT
Buy It Now for only: $25.00
|
Matt Frewer-Max Headroom Hand Signed Original Photograph 8x10 Autograph-COA

$9.99 (1 Bid)
End Date: Wednesday Feb-27-2019 12:33:13 PST
|
Adam Driver Star Wars SIGNED 8 x 10 photo AUTOGRAPH PICTURE

$9.99 (0 Bids)
End Date: Wednesday Feb-27-2019 12:33:16 PST
|
melissa benoist supergirl SIGNED 8 x 10 photo AUTOGRAPH PICTURE sexy hot

$4.99 (0 Bids)
End Date: Wednesday Feb-27-2019 10:59:24 PST
|
JAMES EARL JONES / STAR WARS / SIGNED 8X10 CELEBRITY PHOTO / COA

$4.99 (0 Bids)
End Date: Wednesday Feb-27-2019 11:11:52 PST
|
JAMES EARL JONES / STAR WARS / SIGNED 8X10 CELEBRITY PHOTO / COA

$4.99 (1 Bid)
End Date: Wednesday Feb-27-2019 12:08:45 PST
|
Search All Amazon* UK* DE* FR* JP* CA* CN* IT* ES* IN* BR* MX
Search Results from «Озон» Кино. Киноискусство
 
Сидни Люмет Как делается кино
Как делается кино
О книге
Почему режиссер решает снимать именно по этому сценарию? Как поддерживать в актерах тонус и искренность от дубля к дублю? Как снять сцену перестрелки с сотней человек массовки и тремя автоавариями в самом сердце «бриллиантового района» в Нью-Йорке? Что нужно делать, чтобы студийные боссы остались довольны? От первой читки до премьеры на большом экране, «Как делается кино» - это работа мастера, написанная честно, доходчиво и с большой долей здорового юмора.

От автора
Как-то я спросил Акиру Куросаву, почему он построил один из кадров в фильме «Ран» именно так, а не иначе. Он ответил, что стоило ему сдвинуть камеру на дюйм левее, как в кадре оказался бы завод Sony, дюймом правее - и мы бы увидели аэропорт. Ничего этого не могло быть во времена действия фильма. Только автору известно, что именно стояло за тем или иным решением, которое воплотилось в каждом кадре фильма. Это может быть что угодно - от бюджетных требований до вдохновения свыше.
Куросава сказал чистую правду, поэтому в этой книге пойдет речь в основном о тех кинокартинах, которые я снял сам. В них, по крайней мере, я знаю точно, что именно привело к каждому творческому решению. Нет единственно верного или неверного способа ставить фильм. Я пишу лишь о том, как работал я.
Студентам: возьмите отсюда все; возьмите, что понравится, а остальное отбросьте; или выбросьте вообще все. Тем немногим, кому, возможно, приходилось из-за съемочной группы застрять в пробке или у кого всю ночь шли съемки по соседству. Мы действительно знаем, что делаем: это только выглядит будто нет. Серьезная работа продолжается, даже если кажется, что мы просто стоим без дела. Всем остальным: я постараюсь рассказать наилучшим образом о том, как делаются фильмы. Это сложный технический и эмоциональный процесс. Это искусство. Это коммерция. Это душераздирающе и это смешно. Это отличный способ прожить жизнь.
Предупреждение о том, чего вы не найдете в книге: здесь нет личных откровений, кроме чувств, вызванных самой работой, - никаких слухов о Шоне Коннери или Марлоне Брандо. По большей части я люблю людей, с которыми работаю, это неизбежно интимный процесс. Так что я уважаю их причуды и странности, так же как они, я уверен, уважают мои.

Для кого эта книга
Для всех, кто снимает или мечтает снимать кино.
Книга для тех, кто хочет знать, как создается большое кино.
Книга для увлеченных кино....

Цена:
1180 руб

Ив Монтан
Ив Монтан
Соловей Франции, выдающийся актер мирового кино, любимец женщин и кумир миллионов ценителей театрального искусства - все это Ив Монтан, о жизни которого и написана эта книга. Ее неоспоримое достоинство в том, что автор в увлекательной и доступной форме показывает Ива Монтана во всех его ипостасях: актер, певец, политик, возлюбленный, муж, отец.
Книга рассказывает о трудной, полной драматизма и испытаний жизни Ива Монтана, его любви к женщине.
Книга мудра, оптимистична и нет сомнений, что она глубоко взволнует самый широкий круг читателей....

Цена:
579 руб

Касин Гейнс Назад в будущее. История создания
Назад в будущее. История создания
Поклонники трилогии "Назад в будущее" мечтали о такой книге уже несколько десятилетий. Это увлекательный рассказ о том, как создавался один из величайших американских киношедевров. Глубокое исследование фильмов Земекиса объясняет, почему путешествие, в которое отправляются желающие создать идеальный фильм, никогда не будет идеальным.

Но Касин Гейс не только создал для нас увлекательный рассказ знаменитой франшизе, посвященной путешествиям во времени, но, кроме того, использовал свои связи, чтобы внимательно изучить закулисные истории Голливуда. Его исследование полно безумного энтузиазма и обрушивает на читателей никому не известные истории о том, что происходит на съемочной площадке и рядом с ней....

Цена:
482 руб

Максим Кравчинский Интеллигенция поет "блатные" песни (+CD)
Интеллигенция поет "блатные" песни (+CD)
С момента изобретения звукового кино на советском экране вольготно чувствовали себя песни, официально запрещенные к исполнению с эстрады: блатные, одесские, белогвардейские, уличные, эмигрантские...
Часто наблюдался парадокс: "запрещенные" песни сочиняли признанные поэты и композиторы, а исполняли народные артисты.
Знаете ли вы, что один из всем известных "блатных" шлягеров сочинил Евгений Евтушенко, а есенинское "Письмо матери" прозвучало в картине Шукшина "Калина красная" благодаря личной просьбе Л.И.Брежнева?
Интеллигенция пела "блатные песни" не только с советского экрана, но и вне его. Магнитные ленты с записями городских романсов в исполнении актеров Евгения Урбанского и Николая Рыбникова, спортивного комментатора Виктора Набутова, корреспондента Анатолия Аграновского пользовались большим успехом в богемной среде. А многие образцы якобы "уличного" фольклора были сложены ради шутки знаменитыми сценаристами, учеными или художниками.
О том, как, когда и почему "антисоветские" песни звучали с советского экрана, об истории создания многих хитов, о судьбах их авторов и даже о том, кто же все-таки мог написать "Мурку", читайте в новой книге серии "Русские шансонье"!
...

Цена:
529 руб

Под редакцией Ким Аксс и Джанет МакКейб Обсуждаем "Секс в большом городе" Reading Sex and the City
Обсуждаем "Секс в большом городе"
Лучшие умы американских и английских университетов размышляют над женскими оргазмами, сумочками от Prada и обсуждают сексуальные подвиги Кэрри Бредшоу. Книга состоит из пяти глав, каждая из которых рассматривает отношение сериала с различными аспектами современной культуры.

Среди рассматриваемых тем - патриархальные мифы и поиск Мистера Идеала, женский оргазм как способ достижения власти в эпоху феминизма третьей волны, fashion как пятый главный герой сериала, "Секс в большом городе" как мечта редактора отдела моды, влияние Вуди Аллена на "Секс в большом городе", феномен сериала как закрытого женского клуба "Секс большом городе" как новый этап эволюции жанра романтической комедии. Исследователи умело балансируют между глубиной и поверхностью: квазинаучный анализ с цитатами из постструктуралистов и Фрейда чередуется с легкомысленными до неприличия высказываниями самих героинь "Секса в большом городе".

"Секс в большом городе" вышел на экраны в 1998 году на канале HBO и приобрел невероятную популярность буквально с первой серии. Из культового телесериала он превратился в международную сенсацию и обрел поклонников или, вернее, поклонниц по всему миру. Еще ни один телесериал не оказывал столь серьезного влияния на современную популярную культуру. Героини "Секса в большом городе" - Кэрри, Миранда, Шарлот и Саманта - стали лицом целой эпохи, предметом тщательного журналистского, культурологического, а теперь еще и научно - популярного анализа.

Книга представляет собой глубокое исследование сериала, основанное на новом и нетривиальном взгляде на современную телевизионную культуру. Авторы книги обсуждают передовую роль "Секса в большом городе" в развитии жанра телевизионной комедийной драмы и его место в постоянно усложняющемся медиаландшафте....

Цена:
71 руб

Актер на репетиции
Актер на репетиции
Книга знакомит с творчеством таких известных киноактеров, как И.Смоктуновский, К.Лавров, Д.Банионис, В.Шукшин, Н.Мордюкова, и других. Особенности их творческого почерка и исполнительного мастерства автор раскрывает, анализируя процесс работы над фильмами "Дядя Ваня", "Король Лир", "Калина красная", "Дочки-матери", "Лев Гурыч Синичкин".
Издание иллюстрировано фотографиями со съемок и кадрами из фильмов....

Цена:
152 руб

Михаил Ромм. Устные рассказы
Михаил Ромм. Устные рассказы
Михаил Ильич Ромм больше всего известен как великий кинорежиссер. Здесь же представлена подборка его устных рассказов. Михаил Ильич был блестящим рассказчиком, в чем сможет каждый убедиться.
Книга содержит рассказы М.Ромма, которые когда-то были записаны на магнитофонную пленку....

Цена:
474 руб

Татьяна Царапкина В одиночном плавании по "новой новой волне". От Жан-Жака Бенекса до Франсуа Озона и Доминика Молля
В одиночном плавании по "новой новой волне". От Жан-Жака Бенекса до Франсуа Озона и Доминика Молля
Книга "В одиночном плавании по "новой новой волне" посвящена исследованию искусства пяти талантливых современных французских режиссеров Жан-Жака Бенекса. Люка Бессонна. Леоса Каракса. Франсуа Озона и Доминика Моля, представленного их тридцатью тремя фильмами. Творчество этих режиссеров являет собой интересный и значительный в художественном отношении фрагмент истории развития французского кинематографа последних 25 лет с 1980-х по начало 2000-х годов. Не смотря на то, что критика как бы объединила их творчество течением "новой новой волны", они были и остаются режиссерами-одиночками. Их ничто не связывает вместе - ни личная дружба, ни организационная платформа. Каждый придерживается концепции отдельного авторского фильма. Возможно именно благодаря этому их произведения, созданные в собственной авторской манере, пользуются неизменным интересом зрителя, вызванным в первую очередь эстетической оригинальностью кинематографического языка....

Цена:
172 руб

В ритме времени. Кинематографический процесс сегодня
В ритме времени. Кинематографический процесс сегодня
Книга доктора искусствоведения, профессора В.Е.Баскакова состоит из статей, рассматривающих важнейшие явления и процессы современной кинематографии, идеологической борьбы на экранах мира. Автор на широком общественном фоне показывает эволюцию кино США, его реакционные и прогрессивные стороны. Большое место в книге уделено анализу современного кино Италии и других европейских стран. Автор, рассматривая творчество крупнейших художников Запада Де Сантиса Рози, Феллини, братьев Тавиани, Пазолини, Фассбиндера и др., анализируя закономерности в развитии мирового кино, подчеркивает значение многонационального советского киноискусства для мирового художественного развития....

Цена:
309 руб

Художники советского мультфильма
Художники советского мультфильма
Хотя о создателях рисованных и кукольных фильмов написано немало, роль художника - по существу, одной из главных фигур в мультипликационном кино - все еще остается нераскрытой. В альбоме представлены эскизы декораций и типажей, раскадровки и экспликации, созданные пионерами советской мультипликации, теми, кто закладывал основы нового вида искусства, и теми, кто способствовал его развитию с 30-х годов до наших дней, и талантливой молодежью - выпускниками художественного факультета ВГИКа, интересно заявившими о себе первыми работами. Особое место в альбоме отведено творчеству художников, представляющих развивающиеся школы мультипликации в союзных республиках....

Цена:
1289 руб

2008 Copyright © 100films.ru Мобильная Версия v.2015 | PeterLife и компания
Пользовательское соглашение использование материалов сайта разрешено с активной ссылкой на сайт. Партнёрская программа.
Rambler's Top100 Яндекс цитирования Яндекс.Метрика