История кино и театра
МАК СЕННЕТТ И ПЕРВЫЕ ШАГИ ЧАПЛИНА (1912–1914)

Глава XVI МАК СЕННЕТТ И ПЕРВЫЕ ШАГИ ЧАПЛИНА (1912–1914)

В 1912 году французский «Сине-журналь», отмечая, что Лос-Аджелос становится настоящим городом кино, писал:

«Некоторые режиссеры используют разнообразные возможности, которые дает им Гриффит-парк (расположенный между Лос-Анжелосом и Голливудом), для постановки множества фильмов в уголках этой почти дикой природы.

А на прошлой неделе с директором компании «Кистоун» мистером Мак Сеннеттом и его режиссером Фредом Мэйсом произошло необычайное происшествие. Они потеряли своего медведя в чаще Гриффит-парка и вызванная на помощь лос-анжелосская пожарная команда лишь с превеликим трудом разыскала заблудившегося четвероногого».

Молодой канадец Мак Сеннетт, о котором впервые в этом отзыве упомянула французская печать, родился в 1884 году в Денсвилле; его настоящее имя Майкл Синнотт. Родители его — выходцы из Ирландии, с Давних пор жили в штате Коннектикут, в Ист-Берлине, где содержали пансион. Сеннетт мечтал быть певцом, но вместо этого стал тренером боксеров, затем странствующим актером и избрал своей специальностью акробатический танец. В 1906 году он приехал попытать счастья в Нью-Йорк. Как все актеры, не добившиеся ни славы, ни денег, Сеннетт стал помышлять о кино.

После нескольких контрактов с трестом Эдисона он получил временное место в «Байографе» для исполнения роли «парижского папаши» в фильме «Отец вступает в игру» (октябрь 1908 года). Он так пришелся по душе Гриффиту, что тот взял его в труппу «Байографа», где Сеннетт с января 1909 года стал актером, режиссером и мастером на все руки. Он сразу же проникся безграничным почтением к Гриффиту.

Миссис Гриффит (Линда Арвидсон) пишет в своих воспоминаниях:

«После работы Сеннетт бродил вокруг студии, подстерегая моего мужа. Мистер Гриффит часто возвращался домой пешком, чтобы подышать свежим воздухом. Сеннетт это подметил и постоянно «случайно» встречал его перед студией или на углу Бродвея и XIV улицы. Вот тогда-то патрон бывал в полной его власти на все время этой длинной прогулки.

«Итак, что же вы думаете о нашем фильме?» — спрашивал он Гриффита. «А как вы считаете, что бы нам еще придумать для него?» «Как, по-вашему, будет из этого толк?» «А актер из меня выйдет? Как вы считаете, есть у меня данные?»

…Если был в нашей студии человек, о котором мы думали, что он никогда не станет знаменитым, так это Мак Сеннетт. Чаще всего он играл у нас сыщиков. А какое будущее у киноактера на ролях шпика? Кроме того, он выступал на амплуа простака француза. Но он с полной серьезностью относился к своим ролям полицейского и простака. Он упорно изучал игру популярного комика «Патэ» Макса Линдера и, заимствовав у него костюм светского гуляки: гетры, цветок в петличке и тросточку, — создал законченный тип француза — совсем неплохо для ирландца. Но зачем он так старался? Нам всем казалось, что это дело безнадежное. И все же Гриффит в конце концов Дал ему характерную роль мистера Дюпона в фильме «Занавес падает».

Другие современники описывают, как Мак Сеннетт, стоя позади Гриффита, внимательно прислушивается к тому, что тот говорит, каждую минуту готовый подать ему стул, и почтительно ловит его слова. Этот преданный ученик Гриффита пробыл три года в труппе «Байографа». К концу 1910 года, когда фирма увеличила выпуск своей продукции, Гриффит, испробовав Сеннетта как ассистента, сделал его режиссером-постановщиком комических фильмов — жанра, который самому великому режиссеру мало подходил. Больше всего комедий выпускал в ту пору «Вайтаграф», где уже с успехом подвизался Джон Банни. Мак Сеннетт дебютировал в качестве режиссера постановкой фильма с участием Мэри Пикфорд («Счастье от зубной боли»). Но первым его настоящим успехом, после которого он получил приглашение к «независимым», был фильм «Товарищи», в котором он и Делл Гендерсон играли бродяг. В течение зимы 1910/11 года оба они работали в Калифорнии в труппе «Байографа» № 2 под общим руководством Фрэнка Пауэлла. По замыслу Сеннетта и Делла Гендерсона были сняты все сцены на пляже о которых миссис Гриффит рассказывает:

«После этих фильмов со сценами купания, поставленными в Редонде, Лонг Биче, Венайсе (близ Лос-Анжелоса) и Плейя дель Рей, Мэйбл Норман начала приобретать поклонников в зрительном зале и даже за его пределами. Сам Мак Сеннетт стал интересоваться этэй прекрасной и бесстрашной актрисой, чрезвычайно соблазнительной в своем черном трико, всегда готовой ринуться в воду или вскочить на необъезженную лошадь».

Мэйбл Норман тогда едва минуло 16 лет; она позировала для фотографов, потом стала актрисой «Baйтаграфа», а затем перешла в труппу «Байографа». Когда Сеннетт стал режиссером новой кинокомпании «Кистоун»[290], основанной предпринимателями Кесселем и Бауманом (июль 1912 года), он пригласил Мэйбл Норман в качестве премьерши труппы.

Фирма «Кистоун» была не первой американской компанией, выпускавшей комические фильмы. Большой успех этого жанра в Италии и Франции побудил «Вайтаграф» поставить серию «Джон Банни — Флора Финч». Даже фирма «Нестор» на Тихоокеанском побережье начала снимать комические фильмы. Осенью 1911 года режиссер Горейс Дэвис снял за 30 долларов в месяц участок в Калифорнии — Сансет-бульвар, — и приступил там к съемке фильмов о «диком Западе» со своим оператором Антоном Надем и маленькой труппой, в которую входили Бетти Компсон, Ли Морен, Дороти Девенпорт, Гаролд Локвуд и некоторые другие, в том числе Эл Кристи. Этот молодой специалист по ковбойским фильмам родился в Лондоне в 1886 году. Он поставил для фирмы «Нестор» целый ряд комических фильмов, которые позднее названы «Кристи-комедиями». Но в 1912–1913 горах фирма выпускала на французские экраны все еще только фильмы о «диком Западе».

Небольшая независимая компания «Нестор» принадлежала к группе «Мючуэл», как и «Кистоун», которая тоже обосновалась в Голливуде в маленькой студии в Эдендейле, покинутой Томасом Инсом после основания Инсвилля. Первая труппа «Кистоуна» включала Мак Сеннетта, Мэйбл Норман, Фреда Мейса и Форда Стерлинга. Первый фильм фирмы «Кистоун» «Коэн из Кони-Айленда» был выпущен 23 сентября 1912 года. Несмотря на свое название, он, по-видимому, снимался не в Нью-Йорке, а в парке с увеселительными аттракционами в Венайсе, близ Лос-Анжелоса, который в дальнейшем Мак Сеннетт часто использовал для съемок других фильмов.

«Кистоун» выпускал еженедельно один-два комических фильма длиной примерно по 150 метров и изредка документальные фильмы. В основном производство находилось под общим наблюдением Томаса Инса. Директор предприятий Кесселя и Баумана на Тихоокеанском побережье получал процентные отчисления от продажи фильмов «Кистоуна», но, по-видимому, почти не вмешивался в производство фильмов. Так или иначе, «Кистоун» придерживался собственных методов работы.

Мак Сеннетт был скорее не режиссером, а художественным руководителем, наблюдавшим за несколькими «режиссерами», или актерами-постановщиками. Согласно обычаям того времени, комические актеры сами режиссировали свои фильмы и импровизировали для них сценарии. Как правило, они получали лишь схему сюжета, которую развивали по ходу работы, используя приемы итальянской «комедии дель арте». В труппе «Кистоуна» не практиковался разработанный режиссерский сценарий, но под влиянием Томаса Инса и Гриффита большое значение придавали монтажу.

Мак Сеннетт не отказался от профессии актера и вплоть до 1914 года исполнял ведущие роли в труппе. Но, как и Фред Мейс, он пользовался значительно меньшим успехом, чем его партнеры Форд Стерлинг и Мэйбл Норман. В 1913 году в фильмах «Кистоуна» дебютировал толстяк Роско Арбекл, который вскоре приобрел популярность под прозвищем Фатти.

Роско Арбэкл родился в 1887 году в Смит-Сентере (Канзас); его родители обосновались в Калифорнии в Санта-Анна. Восьмилетним мальчиком он впервые вышел на подмостки в роли негритенка, играя в разъездной труппе Фрэнка Бэкона. Затем он стал странствующим актером, выступая как комический тенор. Во время своих поездок он начал сниматься в кино в фирме «Селиг», но потом оставил эту работу до того времени, когда Мак Сеннетт принял его в труппу с гонораром 25 долларов в неделю. Очаровательная актриса из труппы «Кистоуна» Минта Дюрфи стала его женой.

Другим «кистоунцем» с первых дней основания фирмы был Генри Лерман, в прошлом трамвайный кондуктор, поступивший в 1910 году к Гриффиту в «Байограф» и утверждавший, по словам Терри Ремси, что он работал во Франции у Патэ. Однако свое прозвище «Генри-Патэ» Лерман, видимо, получил, когда работал в американском филиале Патэ. Лерман, оставаясь актером в труппе Мак Сеннетта, вскоре стал и режиссером. Благодаря своей изобретательности и чувству юмора он сыграл важную роль в создании «кистоунского стиля» и был одним из первых «гэгменов» (изобретателей комических трюков), которые создали успех Сеннетту. Первым оператором фирмы «Кистоун» был, вероятно, Фред Балсгофер, который снимал ранее фильмы Кесселя и Баумана.

Кинопродукция, выпускаемая под общим наблюдением Мак Сеннетта, была очень обильна и разнообразна. Первоначально он выпустил серию еврейских комедий, где с успехом подвизался Форд Стерлинг, носивший еврейское прозвище Гейнц. Этот злоупотреблявший мимикой комик с довольно грубыми чертами лица снимался обычно в цилиндре и носил бородку, что придавало ему некоторое сходство с «дядей Сэмом». Наряду с Мэйбл Норман он сделался «звездой» «Кистоуна». Одна из первых его больших удач — фильм «Воскресение Гейнца» — сохранился под названием «Два добрых товарища» во Французской синематеке. Это единственный ранний кистоунский фильм, который нам известен.

Сценарий фильма — нечто вроде фаблио[291].

Гейнц устал от постоянных пререканий с женой, которая мешает ему безмятежно предаваться лени. Его закадычный друг советует ему прикинуться мертвым, и таким образом обрести покой. Предатель-друг, ухаживающий за госпожой Гейнц, заказывает гроб, куда и укладывает простодушного мужа. Гроб заколачивают и устраивают пышные похороны; процессия двигается по улицам Голливуда, который в ту пору был предместьем Лос-Анжелоса. Лошади, впряженные в похоронные дроги, понесли. Это превосходные кадры, созданные явно под влиянием французских фильмов 1910 года, и возможно, что о них впоследствии вспомнил Рене Клер, когда ставил фильм «Антракт». За катафалком мчатся мужчины в цилиндрах и женщины в траурных вуалях. Среди них Мэйбл Норман, тогда уже кинозвезда, но в этом фильме — только статистка. Катафалк опрокидывается, гроб раскрывается, и из него появляется Форд Стерлинг, совсем живой и невредимый, и тут же бросается в погоню за своей неверной женой.

Игра актеров утрирована. Переигрывание характерно для Форда Стерлинга и Мэйбл Норман; даже в тех фильмах, где Мэйбл выступает вместе с Чарли Чаплином (начало 1914 года), ее преувеличенная жестикуляция и гримасы раздражают зрителей. Сценарий сделан под явным французским влиянием, но действующие лица — типичные американцы. Фильм отличается четким ритмом, чего обычно недостает даже лучшим парижским кинокартинам. Мак Сеннетт — мастер монтажа, так же как Инс и Гриффит. Ему присуще к тому же острое чувство комического. Его герои не являются клоунами в прямом смысле этого слова; они выхвачены из повседневной жизни, но несколько сознательно преувеличенных черт, нелепая шляпа, накладная борода или усы, чрезмерная худоба или полнота — так ярко характеризуют его персонажей, что, раз увидев, их уже не забудешь.


История кино, кинематограф, популярные фильмы прошлых лет

«Папашин флирт» с участием Джона Банни (Поксон) и Мэри Андерсон.


Мак Сеннетт и Фред Мейс в одной из детективных комедий «Кистоуна» (1913).

История кино, кинематограф, популярные фильмы прошлых лет История кино, кинематограф, популярные фильмы прошлых лет

«Бородатый бандит» с участием Брончо Билли («Эссеней»)


«Приключения Брончо Билли» с участием Дж.-М. Андерсона (Брончо Билли) («Эссеней», 1914).

История кино, кинематограф, популярные фильмы прошлых лет

Погоня, в которой обычно участвовали парижские сыщики и жандармы, была «коньком» Гомона и Патэ.

Мак Сеннетт сделал погоню главным источником комизма в своих «кистоунах», в которых он как бы пародирует ковбойские фильмы («Конокрад»). В конце 1913 года он создал свою пресловутую «кистоунскую полицию» — труппу полисменов, снимавшихся в сценах с бешеными погонями. Под влиянием французской комической школы, служившей образцом для Сеннетта, в его фарсах все большее место занимает тема «рогоносцев», изгнанная из «серьезного» американского кино. Герои сеннеттовских фильмов похотливы, бессовестны, лживы и даже жестоки. Револьверы стрекочут как пулеметы, героям фильмов ничего не стоит бросить бомбу, автомобили и мотоциклы мчатся навстречу верной гибели. Но эти опасности не пугают. Кистоунские персонажи так же живучи, как и «пуики» Жана Дюрана, которым они, очевидно, подражают. От взрыва ящика с динамитом у них в крайнем случае оказывается подбит глаз, а выстрел из револьвера может лишь слегка оцарапать им ягодицы.

К концу 1913 года Мак Сеннетт уже обрел свой стиль и индивидуальность. Его комедии пользуются большой популярностью в Соединенных Штатах и вскоре начинают завоевывать Европу благодаря появлению в них нового комического актера — Чарли Чаплина.

Итак, последние недели 1913 года ознаменовались тем, что среди кистоунцев, импровизировавших свои забавные сценки в крупном пригороде Лос-Анжелоса, начал выступать маленький английский мимист. Он родился 16 апреля 1889 года в Лондоне. Его мать Ганна Чаплин — певица и танцовщица — выступала под именем Лиль Гарлей. Проработав некоторое время в оперной труппе, она становится партнершей комика-эксцентрика Чарлза Чаплина. Их номер с пением пользовался таким успехом, что супружеская чета отправилась в заграничное турне. Старший сын Чаплинов, Сидней, родился 17 марта 1887 года в Капштадте (Южная Африка).

Эти турне Чаплинов впоследствии дали повод для легенды о том, будто их сын Чарлз родился во Франции в районе Фонтенебло[292]. В действительности же он появился на свет в юго-западном пригороде Лондона Брикстоне, в доме № 287 по Кенсингтон-род. В ту пору супругам жилось еще сносно, но отец Чаплина заболел и, по-видимому, с горя начал пить. В 1894 году он скончался, оставив вдову и двоих сыновей в полной нищете. Миссис Чаплин, заболевшая тяжелым нервным расстройством, не могла больше выступать на сцене и была вынуждена добывать средства к существованию шитьем. Часто ее приходилось помещать в больницу, и дети оставались одни.

«Мы жили в нищенской комнатушке и большей частью впроголодь, — рассказывал впоследствии Сидней Чаплин. — Ни у меня, ни у Чарли не было башмаков. Помню, как мать снимала с ног туфли и отдавала тому из нас, чья очередь была идти за даровой похлебкой для бедняков, единственной нашей едой за целый день… Не раз к нам являлся констебль и описывал все имущество, оставляя только матрац, как полагалось по английским законам. Бывали времена, когда мы оставались одни, потому что мать отвозили в больницу. Не раз нам приходилось ночевать в больнице, случалось, что нас арестовывали за бродяжничество… Мы собирали на рынке гнилые фрукты — это была вся наша еда.

Чарли выпрашивал на фруктовых складах пробку, которая употреблялась при упаковке, и из собранных где попало щепок и кусочков картона мастерил кораблики, а затем продавал их в бедных кварталах по пенни за штуку…».

Жестокая необходимость зарабатывать на жизнь очень скоро заставила маленького Чарли стать актером по примеру своих родителей. Шести лет он выступал в маленьком театре Олдершота в труппе «Coster's Song» («Песни уличного разносчика»), исполняя народную песенку «Джек Джонс». Затем ему приходилось плясать под шарманку и обходить публику с шапкой. В 1897 году (восьми лет от роду) он был членом труппы «Восемь ланкаширских парней» и вместе с братом исполнял танец в сабо.

Маленький Чарлз обожал свою мать, которая в мюзик-холле была превосходной имитаторшей, а потом пользовалась своим талантом лишь для того, чтобы забавлять собственных детей. Впоследствии Чаплин писал о ней:

«Не знаю, вышел ли бы из меня актер пантомимы, не будь моей матери. Это самая изумительная мимистка из всех, каких мне приходилось видеть. Она часто целые часы проводила у окна, глядя на улицу и воспроизводя жестами, глазами, выражением своего лица все, что там происходило, ни на мгновенье не останавливаясь.

И вот, глядя на свою мать, я научился не только выражать чувства при помощи рук и лица, но и изучать людей. Она была необычайно наблюдательна. Так, например, увидев, что Билл Смит выходит утром на улицу, она говорила: «Вон идет Билл Смит. Он волочит ноги, и башмаки у него не почищены. Как видно, он очень зол. Держу пари, что он подрался с женой и ушел без завтрака. А вот и доказательство: он вошел в закусочную выпить кофе с булочкой…».

И я неизменно вскоре узнавал, что Билл Смит действительно подрался с женой. Это умение матери наблюдать людей было самым ценным, чему она меня научила, потому что таким способом я узнал, что кажется людям смешным».

Семейство Чаплинов жило тогда в бедном квартале Ламбет на правом берегу Темзы. Чарли любил бродить по Ламбет-уоку, тому самому бульвару, от которого произошло название знаменитого танца. Некоторое время Чарли работал учеником у парикмахера. Часть своего досуга он проводил на благотворительных вечерах, где демонстрировали картины при помощи волшебного фонаря. За пенни он имел право получить в придачу к спектаклю чашку кофе с куском пирога. Он пытался стать акробатом, но, после того как упал и расшибся, отказался от этого намерения. Однако вскоре Чарли повезло: когда ему исполнилось 11 лет, его вместе с братом Сиднеем приняли в разъездную труппу, игравшую «Шерлока Холмса» Конан-Дойля. Позднее труппа выступала даже в Лондоне в «Театре принца Йоркского», где пьеса не сходила со сцены год и два месяца. Чарли играл в ней грума Билли.

В ту пору Сиднею Чаплину посчастливилось попасть к Карно — директору знаменитой труппы «Безмолвные птицы», исполнявшей пантомимы; в этом театре сохранилось искусство жеста и его лучшие традиции, особенно богатые и развитые в Англии. Несколько позднее Карно по просьбе Сиднея принял в труппу и его младшего брата, которому было тогда 17 лет (1906).

«Однажды, — рассказывал впоследствии Фред Карно, — Сид привел с собою тщедушного, бледного и печального юношу. Должен признаться, что в первую минуту он показался мне слишком робким, чтобы из него мог выйти актер, особенно актер буффонады, которая была моей специальностью.

Но уже через одну-две недели его пребывания в труппе я дал ему роль в пантомиме «Футбольный матч». Чарли играл злого парня, который преследует вратаря и пытается споить его перед матчем. Это была полудраматическая роль, и я убедился в том, что Чаплин может не только ломать комедию, но и играть всерьез. Вскоре он получил в «Безмолвных птицах» роль пьяницы. За работу ему платили 3 фунта стерлингов в неделю».

«Безмолвные птицы» в течение 26 лет пользовались успехом в Англии и девять лет в США. Основатель театра Фред Карно рассказывает о происхождении своей труппы:

«Сначала мой спектакль назывался «Дважды в ночь». В те времена в Лондоне существовало нечто вроде клуба комедиантов под названием «Водяные крысы». Их королем был Дан Лено — Маленький Тич. Джо О'Гортмен. Юджин Стреттон, Литл Пол Мартинетти и Джо Элвин составляли его труппу, которая играла перед персидским шахом в «Лондон-павильоне»[293]. Меня вдохновил этот спектакль. В нем уже было зерно той великой идеи, из которой родились мои «Безмолвные птицы»…

В то время в Англии существовали строгие ограничения для мюзик-холла и мы не имели нрава вводить в пьесы диалоги, исполнявшиеся свыше 20 минут. Наверное, именно поэтому из моей труппы вышло столько киноактеров»[294].

Юный Чарлз Чаплин прошел школу в труппе Фреда Карно. Он сам заявил в интервью для «Пикчер мэгезин», опубликованном в 1929 году, что очень многим обязан «Безмолвным птицам» и английской пантомиме:

«В спектаклях Карно соблюдались традиции пантомимы: акробатика сочеталась с клоунадой, трагическое с жизнерадостным смехом, печальные сюжеты с веселыми скетчами, танцами и жонглированием; все это делало английского комика непревзойденным мастером.

На сцене выступали похитители велосипедов, бильярдные игроки, возвращающиеся домой пьяницы; показывались уроки бокса за кулисами мюзик-холла, иллюзионисты, которым не удаются их фокусы, певцы, которые пытаются петь и не могут издать ни одного звука.

Все эти трюки проделывались с полной невозмутимостью, что неизменно вызывало смех. Каждый прием бил в цель, как кулан хорошего боксера. Каждый актерский маневр разил зрителя, словно пушечный выстрел. Лучшей школы для актера экрана нельзя было придумать, ибо природа кино — это безмолвие…»[295].

Наибольшим успехом Чаплина была «Ночь в английском клубе» — номер, исполнявшийся им в Париже в «Фоли-Бержер», «Олимпии» и «Сигале» (1910). Тогда его специальностью были роли пьяниц.

В 1910 году Чаплин чуть не попал к американцу Любину, представитель которого подыскивал комика в Лондоне. Но вместо Чаплина пригласили Чарли Ривса. В 1911 году труппа Карно несколько месяцев гастролировала в США. Спутником Чаплина во время этих гастролей был молодой Стен Лоурел — будущий партнер толстяка Оливера Харди…

В 1911 году труппа Карно вернулась в Англию, а 30 ноября 1913 года снова отправилась в США. Навстречу славе плыл юноша с густыми вьющимися волосами, хорошо сложенный, но небольшого роста. Товарищи считали его молчаливым дичком, у которого замкнутость иногда сменялась бурным оживлением. Он следил за своей внешностью, хорошо одевался и любил носить широкий черный галстук, в котором, по его мнению, он походил на француза. Бедность прежних лет приучила его к расчетливости. Он мало бывал в обществе, курил только изредка и никогда не пил — ведь вино погубило его отца. Каждую неделю он откладывал в банк часть своего заработка. Он, конечно, помогал матери, которая подолгу находилась в состоянии невменяемости. Чарлз Чаплин самоучкой приобрел кое-какие познания, он интересовался медициной, изучал Шекспира и увлекался философией Шопенгауэра. Считается, что в ту пору он был под сильным влиянием идей социализма.

В сентябре 1913 года труппа Карно выступала в нью-йоркском мюзик-холле «Виктория Гаммерштейн-тиэтр». Первый спектакль труппы в США — «Ночь в тайном английском обществе» — был полнейшим провалом; но затем актеры добились настоящего успеха, поставив старые пантомимы из своего репертуара, в частности «Вечер в мюзик-холле», в котором главную роль играл Чаплин.

В числе посетителей «Гаммерштейна» был Чарлз Кессель, патрон Мак Сеннетта, охотившийся за молодыми талантами для своей фирмы «Кистоун». Во время антракта бизнесмен представился молодому англичанину и предложил поступить в его труппу с окладом 75 долларов в неделю, иначе говоря, в четыре-пять раз больше того, что Чаплин получал у Карно. Однако Чаплин не поддался искушению, даже когда Кессель увеличил гонорар до 100 долларов. Актер работал у Карно больше пяти лет, и этот театр обеспечивал его существование. Итак, Чарлз Чаплин продолжал свое турне. В Филадельфии его настигла телеграмма от Кесселя на имя Чарлза Чэпмена (!) с предложением оклада в 150 долларов. Чаплин принял условия контракта. В декабре 1913 года он последний раз играл с труппой Карно в Лос-Анжелосе, где и распрощался с товарищами. Стен Лоурел, который обычно был его дублером, заменил Чарлза при распределении ролей, и молодой Чаплин отправился в маленькую киностудию «Кистоуна». Он уже раньше подумывал о кино. Так, в 1912 году в Джерси он собирался вместе с Альфредом Ривсом купить киноаппарат и на собственные средства снимать фильмы.

Чаплина глубоко разочаровал прием, оказанный ему в «Кистоуне». Никто его не ожидал и, возможно, там даже отнеслись неодобрительно к тому, что патрон пригласил неизвестного актера, не предупредив Сеннетта.

«У меня не было никаких знакомых в Лос-Анжелосе, — рассказывал Чаплин Роберу Флоре[296], — и я с невероятным трудом отыскал студию Сеннетта, так как Голливуд в то время был глухой дырой.

Я явился утром, чтобы увидеть Сеннетта, но не застал его, и Фред Мейс, который был, по-видимому, осведомлен несколько лучше других, сказал: «Это английский комик, который будет играть вместе с нами». Прождав Сеннетта больше часа, я ушел…

Но и после обеда я никак не мог найти «босса». Я спрашивал о нем в бюро — он находился в студии. Я отправился в студию — он отбыл в бюро. Из бюро я вернулся в студию — он уехал вместе с труппой. «Ну что ж, подумал я, приду снова завтра». Но в тот же вечер я отправился в маленький мюзик-холл вместе со служащим компании Сеннетта, и тот мне сказал: «Патрон сидит за вашей спиной…». Я ему представился: «На вид вы очень молоды, — сказал он мне, — не знаю, справитесь ли вы».

Две недели я не мог найти себе режиссера, так как никто не хотел мной руководить. Все они говорили мне, что, если я не в состоянии осуществить их замыслы, придется расторгнуть со мной контракт. Тогда я попросил Сеннетта предоставить мне хоть немного самостоятельности… Он дал мне возможность проявить себя в моем первом же фильме…».

Между актерами «Кистоуна» отнюдь не было согласия. Самыми видными кинозвездами были тогда Мэйбл Норман и Форд Стерлинг. Ман Сеннетту, так же как и Фреду Мейсу, не удалось показать себя хорошим актером. Но, будучи директором «Кистоуна», он и режиссировал редко. Генри Патэ Лерман образовал от» дельную группу актеров с участием Форда Стерлинга, фильмы которого он чаще всего режиссировал. Воодушевленный успехом, Форд Стерлинг все увеличивал свои требования и находился в постоянном конфликте с «Кистоуном». Через несколько недель после при бытия Чаплина в Голливуд пресса сообщила:

«Король кинокомиков Форд Стерлинг только что перешел в компанию «Трансатлантик» вместе с труппой лучших актеров, в том числе Фредом Балсгоффером, Генри Патэ Лерманом и Робертом Тейли».

«Трансатлантик», компания, основанная Карлом Лемлом из «Юниверсел», была независимой фирмой, соперничавшей с «Мючуэл» Кесселя и Баумана…

Когда юный Чаплин появился в «Кистоуне», уход этой группы актеров уже назрела Форд Стерлинг покинул Сеннетта отнюдь не потому, что его смутило появление Чаплина[297].

Чаплин дебютировал вместе с Фордом Стерлингом в фильме «Зарабатывая на жизнь». Фильм был поставлен Генри Патэ Лерманом, который играл вместе в Алисой Девенпорт, Минтой Дюрфи и Честером Конклином. Фильм вышел на экран 2 февраля 1914 года в Соединенных Штатах и 14 мая в Лондоне, В Англин ему предшествовала реклама, в которой говорилось следующее:

Новейшее приобретение «Кистоуна» — это Чарли Чаплин, знаменитый комический актер из труппы Фреда Карно «Безмолвные птицы», замечательный английский актер пантомимы, известный под прозвищем «Пьяный щеголь».

Иллюстрации, которыми сопровождалась эта реклама, изображали Чаплина джентльменом, в цилиндре, с моноклем, закрученными вверх усами, в безупречном стоячем воротничке и широком черном галстуке.

В этом обличии он выступал в фильме «Зарабатывая на жизнь». Он исполнял роль плута англичанина, который начинает с того, что обжуливает молодого человека (его играл Г. Патэ Лерман), затем ухаживает за молодой девушкой, невестой своей жертвы. Между обоими мужчинами возникает соперничество. Чаплин становится журналистом и зарабатывает большие деньги, похитив после бешеной погони у своего соперника сенсационную фотографию.

Фильм, по-видимому, снятый Чарлзом Уильямом, представляет собой, как и большинство кистоунских фильмов Чаплина, комедию, которая сейчас не заслуживала бы внимания, если бы в ней не дебютировал знаменитый комик. В этой картине Чаплин создал образ денди в сером сюртуке, с маленькими ножками, обутыми в элегантные ботинки; это человек ловкий, злой, жестокий, совершенно безнравственный и бессовестный.

Генри Лерман был режиссером трех последующих фильмов Чаплина: «Необыкновенно затруднительное положение Мэйбл», «Детские автомобильные гонки в Венайсе» и «Между двумя ливнями».

В последнем фильме, выпущенном 28 февраля 1914 года, Чаплин уже обзавелся маленькими усиками и оделся в тот потасканный костюм, который он впоследствии увековечил: узкий пиджак, рваный, как и его необыкновенный жилет, слишком широкие брюки, котелок и огромные башмаки, но ему еще не хватает камышовой тросточки; впрочем, иногда, вооружившись зонтиком, он пользуется им как тростью и начинает ходить вперевалку. Кажется, что он на глазах у зрителей изобретает ту знаменитую походку, которая так сильно способствовала его популярности и о происхождении которой существует много противоречивых мнений.

Некоторые считают, что он перенял ее у полупарализованного кучера, посещавшего таверну в районе Элефант Касла. Но Карно утверждает, что походка и знаменитые громадные башмаки Чарли ведут свое происхождение непосредственно от «Безмолвных птиц»:

«Своеобразная походка Чарли — это не его выдумка, она была впервые введена одним из моих актеров — Уолтером Гревсом, и я предложил перенять ее Фреду Китчену в роли Перкинса. Когда Чарли, заменяя Китчена, вышел в его башмаках, он вместе с ними унаследовал и походку человека, страдающего плоскостопием, которая дала ему счастливую возможность смешить весь мир».

Форд Стерлинг выступил еще раз со своим соперником в фильме «Танго-путаница», а затем ушел из «Кистоуна». Вместе с Фатти Чаплин стал основным партией ром главной «звезды» труппы — Мэйбл Норман. Он все еще не выработал свой сценический образ. В фильме «Мэйбл за рулем» Чаплин снова носит сюртук, цилиндр, большие усы и бородку. Черты жестокости в нем усилились. Чарлз Чаплин с двумя сообщниками-бандитами стремится убить Мэйбл любым способом и бросает бомбы в ее машину, чтобы помешать ей выиграть гонки. Этот сюжет дал Сеннетту возможность включить в фильм несколько хроникальных кадров. В лучшей сцене, о которой начинается фильм, показано, как Чаплин похищает Мэйбл на мотоцикле.

«Когда Чаплина спросили, умеет ли он водить мотоцикл, — рассказывает Сеннетт, — он ответил, что объездил таким способом Лондон во всех направлениях. Он повторил это и перед съемкой и сел за руль без всяких колебаний. Мэйбл уселась верхом позади него. Через мгновение все, кто следил за этой сценой, с ужасом увидели, что мотоцикл несется по крутому склону с головокружительной скоростью, так что очевидцев мороз подирал по коже».

«Ну и гонки же это были, — рассказывает Мэйбл Норман. — Я тотчас же поняла, что Чаплин не имеет ни малейшего представления о том, как управлять мотоциклом и как его останавливать. Я закрыла глаза, спрашивая себя, чем все это кончится. Открыла я их уже после глубокого обморока; меня выбросило в ров. Неподалеку подобрали то, что осталось от Чаплина»[298].

В первые месяцы работы Чарлза в «Кистоуне» реклама фирмы, которая представляла его в Лондоне как крупнейшую «звезду» труппы, изображала актера в трех или четырех различных видах: с маленькими усиками, с большими усами, с бородкой и с моноклем. Все эти персонажи имеют одну общую черту — жестокость.

Даже в образе «Чарли», ставшего вскоре общеизвестным, Чаплин, оскалив зубы, выглядит как тигр, готовый броситься на жертву.

Злоба — это характерная черта Чеза[299] Чаплина, персонажа, облик которого он еще окончательно не выработал.

«У меня еще не было законченного рисунка, — сказал он в 1922 году Роберу Флоре, повествуя о своих первых шагах, — я выступал иногда с раздвоенной бородкой, в цилиндре, лаковых полуботинках и сером сюртуке.

Только позднее я вернулся к моему мюзик-холльному костюму, с которым расстался тогда же, когда и с театром. После этого я уже не менял одежды. Я чувствовал себя в ней свободнее и стал обыгрывать мои лохмотья бродяги. К этому времени и относится моя выдумка: поворачивать за угол, скользя на одной ноге».

Согласно контракту и обычаям того времени, Чаплин снимался каждую неделю в новом фильме. Только после десятого фильма («Мэйбл за рулем») он окончательно остановился на типе «трэмпа», бродяги в лохмотьях. Режиссерами нескольких первых чаплинских фильмов, а также и его одиннадцатого фильма («Двадцать минут любви») были: Г. Патэ Лерман[300], Джордж Николс[301] и Мэйбл Норман[302] под общим руководством Мак Сеннетта[303].

У директора «Кистоуна», проявившего себя главным образом хорошим организатором, была настолько сильная индивидуальность, что она наложила отпечаток на все его фильмы, придав им общий стиль.

Чаплин впервые выступил как режиссер в двухчастном фильме «Застигнутый в кабаре». В постановке ему помогла Мэйбл Норман, но автором сценария этого лучшего из первых 12 чаплинских фильмов был, несомненно, сам Чаплин. Из всех кистоунских фильмов он, может быть, имеет наибольшее значение, так как в нем уже заложены в зародыше многие чаплинские темы:

«Чез служит официантом в низкопробном кабаре. Однажды, проходя через парк, он спасает от двух бандитов Мэйбл Норман — девушку из высшего общества. Очарованная силой и мужеством своего спасителя — таковы характерные черты Чеза Чаплина, — Мэйбл приглашает его на светский прием. Чез-официант выдает себя за графа, консула Гренландии. Когда он является на прием, его представляют матери девушки (Алиса Девенпорт); здесь же он сталкивается с юношей из высшего общества — своим соперником (Гарри Мак Кой). Несмотря на все его нелепые и грубые выходки, официанта принимают за светского человека. Чез немного захмелел, но уходит до конца приема, чтобы в положенное время приступить к своим обязанностям официанта в кабаре.

Его соперник приглашает всю честную компанию посмотреть окраины города и случайно приводит их в то кабаре, где служит Чез. Чаплин, чтобы его не разоблачили, снимает с себя официантский передник и присоединяется к гостям. Посетители шантана танцуют, среди них выделяется стройный силуэт Минты Дюрфи с тяжелым узлом волос на затылке[304].


История кино, кинематограф, популярные фильмы прошлых лет

Кистоунская труппа в 1914 году. «Нокаут». Труппа «Кистоун» изображает публику, следящую за матчем бокса.


Ночлежный дом в фильме Чаплина «Полиция» (1914).

История кино, кинематограф, популярные фильмы прошлых лет История кино, кинематограф, популярные фильмы прошлых лет

Д.-У. Гриффит приближается к своей зрелости

Повседневная жизнь в маленьком американском городке, «Нью-йоркская шляпа» (1912) с Мэри Пикфорд.


Помпезная постановка в итальянском стиле. «Юдифь из Ветилуи» с Генри Уолтхоллом и Бетти Блайт.

История кино, кинематограф, популярные фильмы прошлых лет

Несколько минут Чаплину удается разыгрывать из себя светского человека, но хозяин кабаре и другой официант (Честер Конклин) обнаруживают обман и разоблачают Чеза. Фильм кончается грандиозной потасовкой — излюбленным приемом Мак Сеннетта».

Фильм «Застигнутый в кабаре» уже содержит в себе зерно чаплинского искусства. В сценах в кабаре предчувствуется фильм «Собачья жизнь»: здесь бродяга тоже появляется в сопровождении жалкого пса. Для того чтобы еще ярче оттенить пропасть между высшим светом и миром трущоб, в сюжет вводится тема обмана: перевоплощение нищего в аристократа. Это тот традиционный комический прием, которому Чаплин останется верен в своем творчестве, покуда будет жить его образ «Чарли», и даже «Великий диктатор» построен на мотиве обмана.

Хотя Чаплин уже появляется в костюме «трэмпа» — бедного бродяги, — в его образе нет еще ни доброты, ни человеческой нежности: Чез хочет вызвать не жалость, а страх. Он груб и лжив и достаточно ислен, чтобы побеждать, не пуская в ход свою хитрость. Этот ранний Чаплин остается почти во всем верен традиции пантомим Карно и стилю, созданному Мак Сеннеттом.

В первой половине 1914 года Чез еще не отличался от всей труппы кистоунцев. После успеха «Захваченного в кабаре» (27 апреля 1914 года) Мак Сеннетт доверил Чаплину руководство всеми фильмами, в которых тот играл. Но Чез не настаивает на своем месте премьера. Когда с ним играет Мэйбл Норман, он уступает ей первую роль[305]. Другой его партнер, Роско Арбэкл, имеет больший стаж работы в «Кистоуне», но его слава растет одновременно с чаплинской. Они всегда играют вместе на равных основаниях[306] до их последнего общего фильма «Транжиры» (7 сентября 1914 года). В ту пору Чаплин охотнее всего избирает партнером толстяка, который контрастирует с его тщедушной фигурой. В отсутствие Фатти он часто играет с другим «кистоунцем» — Мак Суэйном[307].

Фирма «Кистоун» не пострадала от ухода Лермана и Форда Стерлинга. Состав ее труппы, пополненный новыми актерами, был поистине блестящим. Ее главную притягательную силу, кроме ведущих актеров, составляли знаменитые «кистоунские полисмены», которые в 1914 году были в зените славы и специализировались на сценах дикой погони. Для того, чтобы участвовать в этих сценах, нужно было быть хорошим акробатом. В кистоунской киностудии начинают подвизаться новые актеры, чаще всего перешедшие из мюзик-холла, такие, как Эл Сент Джон (Пикратт), Хэнк Мен (Бильбоке), Слим Саммервил (Вермишель), Чарли Чейз, Чарлз Мюррей, Фриц Шаде. Выходя из своего амплуа «кистоунских полисменов», они исполняют лишь незначительные роли.

Главные роли часто поручаются Честеру Конклину. Хотя он и не стал знаменитостью, но в течение 15 лет оставался одним из лучших американских комиков, сохраняя свой сценический образ: усики, лысинку и слегка оторопелый вид.

Мало-помалу Чез Чаплин начинает выделяться среди «кистоунцев» благодаря своим актерским находкам, необычайным комическим трюкам, часть которых он выработал еще в годы ученичества у Карно. Не прошло и полугода после выпуска на экран первых чаплинских фильмов, а его партнерша по картине «Супружеская жизнь Мэйбл» уже подражает чаплинской походке, желая показать, что думает о своем отсутствующем муже…

Комические номера Чеза Чаплина, хотя часто и очень удачные, остаются, как правило, довольно трафаретными, близкими к кистоунским трюкам со сливочными тортами или даже к более старой традиции «слэпстика» из мюзик-холла и англосаксонского цирка.

«Слэпстик» буквально значит «удар палкой». Этот комический прием, основанный на импровизации, связан с традициями «комедии дель арте», сатирическими «соти» французского Ренессанса и «тюрлюпинадами», которые подготовили появление пьес Мольера в «Бургундском отеле».

Фильм «Реквизитор» — классический «слэпстик», в нем наряду с совершенно новыми кистоупскими приемами встречаются и старые трюки Карно:

«Чез — бутафор в театре. Злой и ленивый, он всю свою работу сваливает на тщедушного длиннобородого старика. Несчастный старик тащит на себе непосильную ношу — тяжелый сундук — и толкает за кулисами всех актеров. Между тем Чез ухаживает за актрисами, и особенно sa женой силача. Затем мы выходим из-за кулис. Начинается представление. Своими злыми проделками Чез расстраивает все номера. В частности, он поднимает, как перышко, фальшивые гантели, с которыми работает на сцене силач. После целого ряда комических номеров, в которых действуют грубо шаржированные персонажи, сцена кончается всеобщей потасовкой, и дерущихся поливают из пожарной кишки».

Фильм «Реквизитор», задуманный и поставленный самим Чаплином, неуклюж, плохо построен и грешит чрезмерным количеством тяжеловесных и грубых комических трюков. Трудно себе представить, что из этого вульгарного Готье-Гаргийя скоро выйдет Мольер. Но в других фильмах среди дурацких выходок Чеза уже порой сверкнет, как искра, черта подлинного Чарли, особенно когда дело касается каких-нибудь аксессуаров, которые он умеет преображать одним поэтическим жестом. В фильме «Тесто и динамит» оладьи превращаются в ожерелье кокетки, в «Супружеской жизни Мэйбл» манекен, раскачиваясь на своих свинцовых ногах, вдруг становится живым существом. А в «Роковом молотке» Деллюка восхищает искусство символики:

«Этот фильм напоминает Домье. Клоун-мимист, вооруженный орудием бондаря, кажется комическим (а пожалуй, и трагическим!) изображением гражданской войны. Но портрет оживает, и Чарли даже не лишен поэтичности, когда он четкими ударами громадного молота легонько стукает то по хрупким черепам, то по массивным лбам. Бац — и нет человека… Это мрачное шутовство символизирует первобытный инстинкт, от которого люди не избавились и в наши дни. Помните же об этом зверском начале, которое порой все еще пробуждается в нас».

Чаплин остается клоуном, заметил Деллюк. Но в другом месте критик оправдывает вульгарность кистоунского шутовства:

«Фи, какая вульгарность![308] — говорили по этому поводу. — Ну что ж! В стране Мольера, конечно, предпочитают «Мизантропа» «Лекарю поневоле». А почему — черт его знает! Но не считаем же мы похабными ранние пьесы Мольера! Мы забываем его веселое и непристойное обыгрывание отрыжки, ветров и клистиров… Чаплин… не стесняясь, рассыпает полными пригоршнями самые грубые шутки. Этот выходец из английского мюзик-холла поистине марктвеновский тип».

Да, Чарли Чаплин еще клоун, еще балаганный паяц, но его человечность уже проявляется там, где он — маленький человек — перестает корчить из себя сильного, признается в своей слабости и заставляет нас сочувствовать его несчастиям. В одном из самых последних кистоунских фильмов — «Его музыкальная карьера» (ноябрь 1914 года) — Чаплин уже согласен быть слабее толстяка Мак Суэйна, и его сплющенная под тяжестью рояля фигура вызывает жалость.

Деллюк пишет: «Конечно, нас умиляет трагическая фигурка Чарли, который, словно жалкий, впряженный в повозку ослик, тащит ее вверх по крутому салону. Но насколько трогательней потрясающий эпизод (трюк в духе Луна-парка!), когда Чарли тащит на себе рояль, а рояль бесстрастно тащит Чарли за собой с крутой горы (это так убедительно!) и толкает прямо в глубокую лужу!»

Зритель не может отождествлять себя с чаплинским Чезом — грубым, лживым, коварным, жестоким пьяницей, поэтому каждое несчастье Чеза воспринимается зрителем как заслуженная кара. В фильме «Его музыкальная карьера» образ подлинного Чарли еще только зарождается и он слишком нов, чтобы публика могла сочувствовать его горестям. В последнем кистоунском фильме «Его доисторическое прошлое» показаны оба — и Чез и Чарли. Чарли, «трэмп», бедный бездомный бродяга, жертва социальной несправедливости, заснул на скамье в парке и видит во сне, будто он сильный и злой человек по имени Чез, живущий в доисторические времена. Чез побеждает хитростью и силой всех своих противников. Став вождем племени, он шествует, как по ковру, по телам женщин, павших к его ногам. Удар дубиной возвращает Чарли к действительности: это будит его резиновой дубинкой полисмен. Скоро великий комик предстанет перед публикой в новом воплощении.

И все же незадолго до этого Чаплин дошел до предела жестокости в фильме «Его новое занятие», где он исполняет обязанности сиделки при калеке, прикованном к креслу-коляске. Он только о том и помышляет, как бы его утопить или прикончить каким-либо способом.

Однако Чаплину гораздо лучше удается снискать всеобщую симпатию, когда, отказавшись от традиции «слэпстика», он становится мимистом-психологом. «Без фильмов Макса Линдера я не стал бы киноактером», — часто повторял Чаплин. Макс Линдер открыл ему другой путь — без нелепого и довольно трафаретного шутовства английского мюзик-холла.

В фильме «Нервный джентльмен» Чаплин быстро глотает лимонад из бутылки своей соседки, а как только она поворачивает к нему голову, смотрит в небо и рассеянно постукивает пальцами по столу. В фильме «Застигнутый в кабаре» бродяга прикидывается светским человеком в салоне и небрежно закладывает ногу на ногу. Но тогда всем бросается в глаза, что его старый башмак «просит каши», и смущенный Чарли сразу же прячет ноги под стул. В этих деталях уже можно обнаружить и предугадать образ стыдливого Чарли и то чаплинское искусство, при помощи которого он становится близок каждому зрителю…

Тем не менее годы пребывания в труппе «Кистоун» остаются годами ученичества. В это время великий мимический актер находит свой внешний, столь знаменитый облик, свое характерное одеяние. Тросточка, котелок, слишком узкий пиджак и слишком широкие брюки, эксцентричный рваный жилет — все это делает его антиподом Макса Линдера: Чарли — бродяга, который тщетно пытается быть элегантным. Но он еще далек от того, чтобы использовать все возможности, заложенные в созданном им типе. Чез Чаплин все еще «кистоунец».

Он уже опередил Фатти, Пикрата и других товарищей по труппе, но еще далеко не достиг уровня своего учителя — Макса Линдера… Его мир по-прежнему ограничен рамками незатейливых комических трюков, пародий, оплеух; это мир обманутых мужей, тупых злодеев и отчаянной погони.

Через шесть месяцев после выхода на американские экраны первого фильма Чаплина грянула война, помешав Чезу стать в 1914 году известным на европейском континенте. Но в Америке он за несколько недель, — в течение весны 1914 года — стал самым популярным, самым любимым комиком «Кистоуна»: фильмы с Чаплином пользуются наибольшим спросом. Почти тотчас же он становится модным и в Англии. Реклама «Байоскопа» в Лондоне извещает 22 мая 1914 года:

«Сенсация нынешнего года — это успех Чаплина. Все театральные обозреватели единодушно находят, что в кистоунской труппе он еще забавнее, чем в «Безмолвных птицах» Карно».

А на следующей неделе реклама гласила: «Подготовлены ли вы к буму вокруг Чаплина?

Ни на чью долю не выпадал такой поразительно быстрый успех, какого добился знаменитый комик Карно Ч. Чаплин в фирме «Кистоун». Большинство прокатчиков первой категории уже приобрело много фильмов с его участием, и после каждого нового фильма можно с уверенностью ждать нового наплыва требований на каши копии…».

Объявление войны не прерывает стремительного роста этой юной славы в англосаксонских странах. Но за успехом следует расплата — плагиат. В конце 1914 года клоун Билли Риччи перенимает одеяние Чаплина и бесстыдно имитирует его по требованию владельца фирмы «Юниверсел» Карла Лемла.

Между тем в труппе Мак Сеннетта Чаплин продолжает оставаться рядовым актером. Он далеко не всегда выступает в главных ролях; случается даже, что он исполняет короткий номер в фильме кого-нибудь из своих товарищей («Нокаут»), Мак Сеннетт, видимо, делает ставку не на премьера, а на труппу. Он предоставляет своим актерам свободу и инициативу, но не дает им слишком выделяться и не намерен идти на уступки актеру, предъявляющему непомерно высокие требования. В Америке еще не вошло в обычай платить высокие ставки комикам. Впрочем, ход событий, кажется, доказал правоту Сеннетта. Самый блестящий из его «дезертиров» Форд Стерлинг не сделал карьеры у Лемла и зондирует почву для возвращения в «Кистоун»…

В это время Сеннетт ставит свой первый большой комический фильм в шести частях «Прерванный роман Тилли», по сюжету популярной комедии «Кошмары Тилли». Премьершей этой оперетты была в театре Мэри Дресслер — актриса с большим опытом работы в мюзик-холле. Она же снималась в роли Тилли и для экрана, а второстепенные роли исполняли различные комические актеры «Кистоуна»: Чарлз Чаплин, Мэйбл Норман, Мак Суэйн, Честер Конклин. Фильм имел успех, которым был обязан как яркому дарованию Мэри Дресслер, так и замечательной игре Чаплина. Возможно, что Сеннетт, который сам ставил эту картину, подумывал тогда о роли для Чаплина в другой полнометражной комедии.

Но Чаплин уже получил приглашение от конкурирующей фирмы «Эссеней» Спура и Андерсона — одной из фирм треста Эдиссона. В «Кистоуне» ничего не предприняли, чтобы удержать Чаплина. В ноябре, когда кончился срок его годичного договора, он подписал новый контракт, по которому должен был получать 1250 долларов в неделю. В «Кистоуне» он зарабатывал 150…

Мак Сеннетт попытался восполнить свою потерю. В начале декабря он объявил, что подписал контракт с братом Чарлза Чаплина Сиднеем, который, как и Чарлз, восемь лет работал в труппе Карно. Кроме того, Сеннетт объявил о заключении контракта с комиком Вилли Уолшем и о сенсационном возвращении Форда Стерлинга… Все складывалось так, словно «человек с бородкой» ушел из «Кистоуна» из-за того, что не сошелся характером с «человеком с усиками» и вернулся обратно, как только тот ушел. А фирма «Эссеней» везде печатала объявления, в которых с торжеством извещала:

«Самый знаменитый в мире комический киноактер Чез Чаплин теперь выпускает свои изумительные комедии в «Эссенее».

По условиям нового контракта Чаплин был единственным исполнителем главных ролей и получил право ставить фильмы по собственным сценариям. Его творчество вступило в новый период развития. Чаплин ушел из «Кистоуна» один, но обогащенный таким опытом, что сумел в несколько недель составить свою собственную труппу.

И все же, несмотря на стремительный успех Чаплина, мы не должны забывать о том, чем он обязан «Кистоуну». В 1914 году Сеннетт создал жанр типичного американского комического фильма и положил начало богатой школе с многочисленными ответвлениями.

Любовная интрига у него еще напоминает старые комедии «Вайтаграфа». Но она превратилась в их пародию. Так, например, ревность выражается в немедленной стрельбе из револьверов и дикой погоне.

Что касается кистоунских актеров, то Мэйбл Норман топчется на одном месте; зато Фатти развивается быстро и становится одновременно с Чаплином постановщиком и сценаристом своих собственных фильмов.

Он выпускает в среднем по одночастному фильму еженедельно. Этот толстяк и замечательный импровизатор играет сначала сержанта кистоунской полиции или начальника пожарной команды, но скоро переходит на амплуа влюбленного простака и грубияна, неуклюжего подмастерья, ревнивца. В его круглом лице разжиревшего подростка есть что-то нечистое и порочное, и он не брезгует ничем и даже как будто испытывает какое-то почти сладострастное удовольствие, когда получает самые унизительные оплеухи и затрещины. Погоня, играющая у Чаплина такую же второстепенную роль, как и у Макса Линдера, у Фатти занимает основное место, так же как и во всех кистоунских фильмах этого периода. Из сеннеттовских картин постепенно исчезает комический персонаж — еврей, зато большое место отводится пародиям на серийные, ковбойские, а затем военные фильмы.

Комическое дарование Фатти остается типично американским, как и талант Мэйбл Норман и Мак Суэйна. В его фильмах часто изображается маленький провинциальный городок с присущими ему традиционными типами. В противоположность Фатти комизм Чаплина, ставший интернациональным, характеризуется скорее английскими, чем американскими чертами. Позднее Чаплин говорил, желая объяснить, как он создал свой сценический образ:

«Я вспомнил маленьких людей, которых мне довелось видеть в Англии, их маленькие черные усики, помятые манишки, бамбуковые тросточки и решил взять их себе за образец».

Английский характер фильмов Чарли Чаплина в дальнейшем все усиливается. Но он долго еще отдает лань влиянию Сеннетта или, точнее говоря, различным влияниям, способствовавшим созданию кистоунского стиля: французским и отчасти итальянским комикам, англосаксонскому мюзик-холлу и цирку, американским комедиям «Вайтаграфа», которые пародировал Сеннетт, и техническим приемам Гриффита.

Сеннетт, как и Инс, по природе организатор и вдохновитель. Он создал свой стиль не как художник, а как директор цирка, который придает «своеобразный стиль» своему предприятию, подбирая особые номера и руководя своими сотрудниками. И все же, бесспорно, существует сеннеттовский стиль, как есть стиль «Фоли-Бержер», тот стиль, который находит свое выражение в данном оригинальном спектакле, хотя он и составлен из элементов, заимствованных извне и уже известных по другим постановкам.

В противоположность Сеннетту Чаплин прежде всего мастер и художник. Деловая жилка в нем обнаруживается только при обсуждении условий контракта, но он никогда не становится крупным организатором. Заключив контракт с «Эссенеем», он приобретает самостоятельность, словно каменщик, ставший мелким подрядчиком. Главное для него — быть хозяином своей судьбы и своего искусства. Он индивидуалист и останется им как в своем методе, так и в своем творчестве.

В конце 1914 года, которым заканчивается эта глава, никто еще не предвидел, каких высот достигнет этот мим, этот клоун, уже сумевший создать свой собственный оригинальный облик и манеру игры, но подлинный гений которого раскрылся еще далеко не полностью. К тому времени он работал в кино только десять месяцев. Его 35 кистоунских[309] фильмов были преимущественно ученическими опытами. И только в 1915 году в фирме «Эссеней» созревает подлинная индивидуальность Чаплина.

 

источник: Всеобщая история кино Жорж Садуль


просмотров: 1091
Search All Ebay* AU* AT* BE* CA* FR* DE* IN* IE* IT* MY* NL* PL* SG* ES* CH* UK*
Rare Sharon Stone Signed Autograph 8x10 photo-Basic Instinct- Casino

$1.50
End Date: Friday Aug-31-2018 11:14:13 PDT
Buy It Now for only: $1.50
|
MARIA SHARAPOVA - BENDING OVER GETTING RACKET !!!

$6.50
End Date: Sunday Sep-16-2018 3:37:43 PDT
Buy It Now for only: $6.50
|
Joan Freeman "Roustabout" ELVIS Autographed 3x5 Index Card

$1.04 (2 Bids)
End Date: Sunday Aug-26-2018 18:00:01 PDT
|
CLINT EASTWOOD SIGNED CUT AUTOGRAPH PSA/DNA Authentication

$19.99
End Date: Saturday Sep-15-2018 19:56:21 PDT
Buy It Now for only: $19.99
|
Josh Hartnett & Ben Affleck Autographed 8x10 Pearl Harbor Photo Hand Signed

$15.99
End Date: Sunday Sep-9-2018 17:35:08 PDT
Buy It Now for only: $15.99
|
DECEASED "WIZARD OF OZ TIN MAN" ACTOR JACK HALEY. SIGNED 1971 CHECK

$189.99
End Date: Sunday Sep-16-2018 3:50:44 PDT
Buy It Now for only: $189.99
|
JIM CARREY SIGNED AUTHENTIC THE MASK 8x10 PHOTO BECKETT CERTIFIED AUTOGRAPH

$15.60 (9 Bids)
End Date: Friday Aug-17-2018 18:30:38 PDT
|
Burt Lancaster was an American actor and producer Hand Signed Index Card 6 x 3.5

$139.99
End Date: Monday Sep-10-2018 13:26:47 PDT
Buy It Now for only: $139.99
|
Val Kilmer Tombstone "I'm Your Huckleberry" Signed 11x14 Photo BAS Witnessed 6

$24.95 (1 Bid)
End Date: Wednesday Aug-22-2018 18:12:34 PDT
|
JAMES STEWART SIGNED CHECK TO REPUBLICAN NATIONAL COMMITTEE

$59.00 (17 Bids)
End Date: Monday Aug-20-2018 17:05:05 PDT
|
Groucho Marx Signed JSA

$0.99 (0 Bids)
End Date: Thursday Aug-23-2018 18:10:24 PDT
|
Janis Paige is an American film, musical theatre & TV actress Hand Signed Photo

$57.95
End Date: Saturday Sep-15-2018 20:49:40 PDT
Buy It Now for only: $57.95
|
Search All Amazon* UK* DE* FR* JP* CA* CN* IT* ES* IN* BR* MX
Search Results from «Озон» Кино. Киноискусство
 
Брайан Сибли Гарри Поттер. Рождение легенды Harry Potter: Film Wizardry
Гарри Поттер. Рождение легенды
Окунись в яркий мир "Гарри Поттера", и ты узнаешь, почему не тают ледяные скульптуры на Святочном балу, где чеканят галеоны, сикли и кнаты, как заставить гиппогрифа работать вместе с артистами, чья творческая фантазия создала замок Хогвартс и почему дементоры двигаются именно так, а не иначе...
Текст и дизайн книги созданы в сотрудничестве с творческой группой и актерами, которые перенесли прославленные романы Дж.К.Ролинг на большой экран. Это уникальное издание переместит тебя в волшебный мир, поделится секретами кинопроизводства, ранее неопубликованными фотографиями и рисунками, а также эксклюзивными рассказами звезд. Тебе удастся пройтись по декорациям и макетам со съемок фильмов, заглянуть в костюмерную, гримерку и даже в святая святых - мастерскую, где создаются удивительные персонажи фильмов про Гарри Поттера......

Цена:
3525 руб

 Звездные Войны. Энциклопедия персонажей
Звездные Войны. Энциклопедия персонажей
Уникальная энциклопедия расскажет всё самое интересное о ярких персонажах, упоминающихся в семи киноэпизодах культовой саги "Звёздные Войны". Как становятся охотниками за головами? Кто из джедаев сильнее всех? Какие дроиды используются Империей, Альянсом Повстанцев, Первым Орденом и движением Сопротивления?
Ответы на эти и сотни других вопросов ждут читателей на страницах невероятной книги, которая станет отличным подарком и для знатоков "Звёздных Войн", и для тех, кто впервые открывает для себя мир одной далёкой-далёкой галактики....

Цена:
1499 руб

Александр Роднянский Выходит продюсер
Выходит продюсер
Это дополненное издание книги о тонкостях профессии, о том, каково быть теле- и кинопродюсером в России и в мире. В книгу вошли новые главы о том, как создавались "Сталинград", "Левиафан" и "Город грехов 2".
Эта книга многослойная, как хороший фильм. Одна большая идея — продюсер влияет на сознание миллионов. Много личного опыта и полезных наблюдений — как собрать проект из кусочков, как управлять творческими людьми, как работать со скоростью и качеством Голливуда.
Эта книга о том, как зарабатывают на идеях. О том, какой ценой дается успех, о честном соперничестве в творчестве.
Александр Роднянский легко и увлекательно рассказывает о нюансах профессии кинопродюсера, показывает, чем отличается подход к бизнесу-на-идеях в разных странах и как с помощью современных медиа-ресурсов можно изменить мир.
Все приправлено любопытными фактами из закулисья — от первого гонорара Лукаса до происхождения слова "трейлер".

Цитаты из книги:
  • Кто такой продюсер?
    Во главе любого фильма стоит продюсер. Именно он принимает все решения: от выбора актеров до утверждения костюмов, контролирует монтаж, звук и маркетинговую политику. И в конце концов именно продюсер выходит на сцену, чтобы получить "Оскар" за лучший фильм. Продюсер, а не режиссер.
  • Продюсирование — это подход к жизни:
    Одна моя знакомая после удачного приема сказала: "А ведь я была продюсером вечеринки!" Продюсер — это тот, кто соединяет разрозненные элементы, кто видит результат еще до начала работы, кто знает путь к нему. Каждый из нас продюсер своей жизни.
  • Линия в моем офисе:
    Бывший руководитель XX Century Fox Том Ротман как-то сказал: "Посредине моего офиса проходит линия. С одной стороны — бизнес, а с другой — искусство. Моя задача — каждый день проходить по ней, не заступая ни на одну, ни на другую сторону".

  • Супер-инструменты для работы с людьми:
    Отвечаю без колебаний: их нет, этих инструментов. К каждому человеку ищешь подход, на что уходят часы разговоров, недели привыкания и месяцы понимания. Ты тратишь на человека время своей жизни, силы, концентрируешься на его проблемах и состоянии, и это редко возвращается. Но другого пути нет.
  • Работа над ошибками:
    Я не помню ни одного безошибочного проекта. С первой попытки у меня не получалось никогда и ничего. Но поражение — материал, из которого делается победа, и опускать руки из-за неудач не стоит.
  • О силе простоты:
    Не стоит искать препятствия там, где их нет. Это простая мысль, но, когда берешься за дело, она приходит в голову не первой. Всегда найдутся люди, готовые предупредить об опасности провала, несостоятельности и бесперспективности проекта....

  • Цена:
    925 руб

     Волшебный мир Джоан К. Роулинг. Том 2. Фантастические существа
    Волшебный мир Джоан К. Роулинг. Том 2. Фантастические существа
    Узнайте изнутри секреты создания фантастических существ на всех этапах съемок. Книга содержит дополнительные вкладки с наклейками, выпусками волшебных газет, карточками с персонажами и множеством других интересных вещей. Отправляйтесь в единственное в своем роде путешествие по Миру волшебников!

    О чем эта книга
    Великолепный арт-бук, посвященный миру Дж.К.Роулинг. В книге представлены фотографии со съемок фильмов о Гарри Поттере, а также фильма "Фантастические твари и где они обитают". Уникальные интервью с актерами, секреты декора непосредственно от создателей, интересные факты о дизайне костюмов и волшебных палочек - все это можно найти в книге "Волшебный мир Дж.К.Роулинг". Желаете узнать, в чем секрет чемодана Ньюта? Или как создавались зубы Гермионы Грейнджер? А может, за счет чего появлялся эффект великаньего роста Хагрида? И на самом ли деле парили свечи в Большом зале? Вы узнаете все это и даже больше! Декораторы, костюмеры, сценаристы и сами актеры раскроют эти и многие другие тайны со съемок знаменитых фильмов!

    Для кого эта книга
    Для поклонников историй о Гарри Поттере Для фанатов мира Дж.Роулинг Великолепный подарок!

    Фишки книги
    Маски пожирателей смерти
    Газеты, плакаты и открытки
    Крутящиеся часы МАКСША
    Высококачественная полиграфия
    ...

    Цена:
    2119 руб

    Стивен Кинг Пляска смерти Danse macabre
    Пляска смерти
    Одна из наиболее известных нехудожественных работ Стивена Кинга, в которой он выступает не в роли писателя, а в роли критика, вдумчиво, тонко и с юмором анализирующего жанр ужасов. Написанная на основе цикла лекций Кинга «Особенности литературы о сверхъестественном», эта книга расскажет много нового о «культуре ужасов» в кино, на радио и, конечно же, в литературе. Особенно вдохновенно Стивен Кинг повествует о жанре ужасов в кинематографе - и даже прилагает к книге список своих любимых фильмов. Итак, почему же нам так нравятся «страшные» истории? Какие произведения классиков американской литературы ХХ века повлияли на развитие жанра? И, наконец, какие фильмы до дрожи пугают самого Мастера?...

    Цена:
    440 руб

    Л. И. Сараскина Литературная классика в соблазне экранизаций. Столетие перевоплощений
    Литературная классика в соблазне экранизаций. Столетие перевоплощений
    Книга Л. М. Сараскиной посвящена одной из самых интересных и злободневных тем современного искусства - экранизациям классической литературы, как русской, так и зарубежной. Опыты перевоплощения словесного искусства в искусство кино ставят и решают важнейшую для современной культуры проблему: экранизация литературных произведений - это игра по правилам или это игра без правил? Экранизируя классическое литературное произведение, можно ли с ним проделывать все что угодно, или есть границы, пределы допустимого? В жгучих дискуссиях по этой проблеме ломаются копья. Автор предлагает анализ проблемы с точки зрения литературоведческой и киноведческой экспертизы. В центр рассмотрения поставлен вопрос: следует ли использовать литературное произведение только как повод для самовыражения или экранизатор должен ставить себе более крупные художественные задачи? Ведь, как пишет Л.И. Сараски-на, мастера кино, будто испытывая кислородное голодание, обращаются к литературной классике как к спасительному и живительному источнику, так что каждый год можно видеть новую кинокартину по Шекспиру, Толстому, Чехову, Достоевскому и другим мировым классикам.
    Системный анализ экранизаций в контексте литературных первоисточников позволяет нащупать баланс между индивидуальным представлением режиссера об экранизируемой книге, его творческой свободой - и необходимостью соответствовать тексту литературного первоисточника. Книга позволяет понять творческие мотивы обращения режиссера к литературному тексту - в них зачастую кроется разгадка замысла и результата экранизации.
    Сотни экранизаций, рассмотренных в книге, дают интереснейший материал для размышлений....

    Цена:
    949 руб

    Сергей Эйзенштейн. Избранные произведения. В шести томах. Том 2
    Сергей Эйзенштейн. Избранные произведения. В шести томах. Том 2
    Многообразные материалы второго тома, охватывающие широкий круг вопросов эстетики кино, над которыми работал С.М.Эйзенштейн в 1923-1940 годах, группируются по разделам.
    В первом разделе в хронологическом порядке публикуются исследования, посвященные крупным проблемам киноискусства: цикл работ о монтаже, программа преподавания режиссуры во Всесоюзном государственном институте кинематографии, выступление С.М.Эйзенштейна на творческом совещании 1935 года.
    Во втором разделе - статьи и заметки разных лет.
    В третьем разделе - "Приложения", - публикуется "Заявка" ("Будущее звуковой фильмы , подписанная С.М.Эйзенштейном, Вс. Пудовкиным и Г.В.Александровым; перевод доклада, прочитанного С.М.Эйзенштейном на английском языке во время его заграничной поездки, незаконченное исследование "Монтаж"....

    Цена:
    2999 руб

    Лоренс Оливье
    Лоренс Оливье
    Книга английского театроведа посвящена творчеству одного из выдающихся актеров XX века.
    Автор подробно прослеживает эволюцию Л. Оливье (род. В 1907 г.) - драматического и киноартиста, свидетельствуя не только о мастерстве, но и о формировании его творческого кредо, подчеркивая убежденность художника в активной, преобразующей и созидательной роли театра.
    Работа в театре "Олд Вик", художественное руководство Национальным театром, участие в становлении английского кинематографа, сотрудничество с Голливудом - каждая сфера деятельности Оливье исследуется автором книги....

    Цена:
    151 руб

    Беседы о кино
    Беседы о кино
    Настоящая книга представляет собой сборник статей, написанных автором в разные годы, и разделенных на 3 больших части по тематике: "Портреты и рецензии", "Режиссер и фильм" и "Поглядим на дорогу"....

    Цена:
    709 руб

    Нелли Фомина Костюмы к фильмам Андрея Тарковского / Costumes for the Films of Andrei Tarkovsky
    Костюмы к фильмам Андрея Тарковского / Costumes for the Films of Andrei Tarkovsky
    Впервые под одной обложкой собраны эскизы и фотографии из архива Нэлли Фоминой — художника по костюмам, многолетнего помощника и друга режиссёра Андрея Тарковского. Она участвовала в создании фильмов, ставших классикой мирового кино: "Солярис", "Зеркало" и "Сталкер". Её воспоминания содержат многие неизвестные подробности создания этих картин. Данная книга — не только мастер-класс, в котором показаны практические решения, позволившие создать уникальные образы героев этих картин через костюм, - но и альбом. Значительную часть книги составляют фотографии Нэлли Фоминой со съёмок "Сталкера", публикуемые впервые. Другая важная часть издания - воспоминания Сергея Наугольных, работавшего вторым оператором на "Сталкере". Он поделился своими наблюдениями о том, как на съёмках решались сложнейшие постановочные задачи....

    Цена:
    3259 руб

    2008 Copyright © 100films.ru Мобильная Версия v.2015 | PeterLife и компания
    Пользовательское соглашение использование материалов сайта разрешено с активной ссылкой на сайт. Партнёрская программа.
    Rambler's Top100 Яндекс цитирования Яндекс.Метрика