История кино и театра
Галерея тиранов, Германия, Послевоенный период (1918–1924)

Глава 6. Галерея тиранов Послевоенный период (1918–1924)

"Калигари", этот слишком изысканный и трудный фильм, не мог пользоваться популярностью в Германии. Однако его центральная тема — душа, стоящая на роковом распутье тирании и хаоса, — привлекла к себе многие творческие умы. В период между 1920 и 1924 годами не один немецкий фильм настойчиво возвращался к этой теме, всякий раз варьируя ее по-новому.

В одних фильмах изображались тираны. В лентах такого сорта немцы — народ в ту пору неуравновешенный и еще свободный в выборе режима — не питали никаких иллюзий относительно последствий тирании. Напротив, они с большой охотой изобличали ее преступления и причиняемые ею страдания. Может быть, вызывая к жизни эти страшные видения, немцы пытались заклясть страсти, которые уже бродили в них самих и грозили полным себе подчинением? (Как бы то ни было, странное совпадение: через десять лет нацисты прибегли к тем самым физическим и моральным пыткам, которые немецкий экран уже изобразил.)

Среди фильмов такого типа выпущенный в 1922 году "Носферату" Ф.-В. Мурнау[60]снискал особенную славу тем, что изобразил на экране вампира. Фильм явился экранизацией романа Брэма Стокера "Дракула", но сценарист Генрик Галеен насытил сюжетную ткань собственными идеями.

Управляющий конторой по продаже недвижимого имущества, живущий в Бремене, посылает своего недавно женившегося клерка к Носферату, который, обитая где-то в глуши карпатских лесов, хочет уладить свои дела. Путешествие клерка по этим лесам, где все затянуто мрачней пеленой тумана, где много волков и хищных птиц, пугающих лошадь, оказывается невинной прелюдией к тем злоключениям, которые ждут его в замке Носферату. На следующий день по приезде клерк блуждает по пустым комнатам и подземельям, стараясь найти хозяина, пока, наконец, случайно не находит его в саркофаге. Там он лежит, как труп, с широко раскрытыми глазами на ужасном лице. Носферату — вампир, а вампиры днем спят. Ночью это чудовище подбирается к спящему клерку, желая выпить его кровь. Но в это же время Нина, молодая жена клерка, просыпается в Бремене с именем супруга на устах. Носферату тотчас же отступает от облюбованной им жертвы. Этот телепатический феномен, по мысли Галеена, доказывал сверхъестественную силу любви. Клерк спасается бегством, а вампир Носферату, который становится воплощением моровой язвы, покидает свой замок и пускается в странствия. Всюду, где ступает его нога, кишат крысы, а люди падают замертво. Носферату поднимается на палубу отплывающего корабля — команда умирает, а корабль без капитана плывет по воле волн. Наконец, Носферату добирается до Бремена, где и встречает Нину: по замыслу Галеена, этот символический эпизод свидетельствовал о том, что гибельные чары Носферату не могут побороть того, кто бесстрашно выступит им навстречу. Нина не бежит от вампира, а, простерев руки, любезно приглашает Носферату войти в ее комнату. И тут происходит чудо: всходит солнце и вампир растворяется в воздухе.

Режиссер "Носферату" Ф.-В. Мурнау поставил уже несколько фильмов, среди них "Двуликий Янус" (1920), вариант "Доктора Джекила и мистера Хайда" Р. Л. Стивенсона, "Замок Фогелёд" (1921) — историю одного преступления, явно навеянную шведами, — и реалистическую крестьянскую драму "Горящая пашня" (1922), где, согласно свидетельствам тех лет, искусно использовал крупные планы лиц, для того чтобы раскрыть затаенные чувства и создать напряженность действия. В "Замке Фогелёд" Мурнау тоже крупно снимал лица для того, чтобы запечатлеть на экране внутренние эмоциональные импульсы и создать атмосферу ужаса. Эта ранняя работа Мурнау подтверждала его удивительную способность стирать границы между реальным и нереальным. Действительность в этих фильмах выступала в ореоле призрачного, смутных предчувствий, а реальный герой казался зрителям мимолетным видением.

Бела Балаш[61], кинокритик венгерского происхождения, писал в 1924 году, что "по сценам "Носферату" пробегал знобящий холод судного дня". Мурнау и его оператор Фриц Арно Вагнер достигли этого различными приемами. Кадры негатива изображали карпатские леса — массу призрачных белых деревьев на фоне черного неба. Кадры, снятые двойной экспозицией, преображали кровать клерка в зловещую ладью, толчками двигающуюся вперед. Но самым впечатляющим эпизодом был тот, где корабль-призрак со своим страшным грузом скользил по фосфоресцирующим волнам. Примечательно, что символика кадров и все технические ухищрения преследовали одну-единственную цель — нагнетание ужаса. Такие фильмы, конечно, живут недолго. Когда в конце 1928 года лондонский киноклуб показал "Носферату", все сошлись на том, что это "мешанина из смешного и ужасного".

Говоря о "Носферату", критики чаще, чем в работах о "Калигари", настаивали на его связи с Э.-Т.-А. Гофманом. Однако это сближение с романтической традицией не проливает свет на глубинный смысл фильма. Ужас, который по земле сеет Носферату, — это злодеяния вампира, отождествленного с моровой язвой. Но действительно ли он олицетворяет мор или этот образ лишь дополнительная его характеристика? Если бы он просто воплощал гибельную стихию, то поединок Нины с Носферату и поражение его граничили бы с волшебным, бессмысленным вымыслом. Нет, подобно Аттиле, Носферату — "бич божий", и только в этом качестве он олицетворяет мор. Это кровожадный вампир-тиран, родившийся на пересечении мифа и сказки. И вовсе не случайно, что именно в эту пору немецкая фантазия постоянно обращается к таким образам, точно ею движет любовь-ненависть. О центральной идее фильма — силы тирании пасуют перед великой любовью, символ которой победа Нины над Носферату, — я впоследствии поведу разговор.

Вышедшая в 1922 году "Ванина" А. Герлаха[62]сосредоточила пристальное внимание на психологических причинах и последствиях тирании. Карл Майер, написавший сценарий по новелле Стендаля "Ванина Ванини", назвал фильм "балладой". В это время немцы охотно обращались к легендам и балладам, которые благодаря своему фабульному вымыслу были так же актуальны, как и сам экспрессионистский фильм. Эта склонность немцев к "миру фантазии" рано получила признание, и скоро ее стали причислять к достоинствам немецкого кино. "Сила немецкого фильма в его фантастической драме", — так писалось в рекламном буклете кинотеатров УФА в 1921 году, чтобы его читатели не беспокоились о превосходстве американцев, итальянцев и шведов, работающих в других видах развлекательного фильма.

Ванина — дочь наместника, который злоупотребляет тиранической властью. Его народ, доведенный до отчаяния, восстает и нападает на дворец феодала. Наместник — калека; он ходит на костылях — эта телесная ущербность роднит его с Гомункулусом. Подобно Гомункулусу, он тиран, садизм которого результат врожденного комплекса неполноценности. Такое объяснение тирании, очевидно, казалось немцам единственно возможным — поэтому оно так часто возникает на экране. Но бунт подавлен, наместник заточает в темницу вождя восстания Октавио, которого любит Ванина. Ей даже удается добиться у отца освобождения Октавио и добиться позволения выйти за него замуж. Однако отцовское великодушие оборачивается злой, садистической шуткой. Во время свадебных приготовлений наместник приказывает снова заключить Октавио в темницу и повесить. Пораженная этим вероломством, Ванина бьет по лицу калеку-отца и заставляет его освободить Октавио. Она бросается в темницу, освобождает возлюбленного и ведет его к воротам. Наместник же ковыляет на костылях им навстречу. Он отдает жестокий приказ схватить любовников у дворцовых ворот, за которыми желанная свобода. Октавио вместе с Ваниной влекут на виселицу, и наместник, трясясь от хохота, объявляет ему смертный приговор. Ванина падает замертво. Она не в силах пережить казнь возлюбленного.

Благодаря таким актерам, как Аста Нильсен и Пауль Вегенер, Артур фон Герлах превратил это исследование о садизме в фильм, который прославлял высокие человеческие чувства, бьющиеся в тисках тирании. Особенно интересно было снято бегство влюбленных из темницы. Вместо того чтобы показать, как беглецы спешат, кадры запечатлевают, как пара идет по бесконечным коридорам. Это бегство в намеренно замедленном темпе, и когда один американский критик посетовал на скуку "нескончаемых переходов", Бела Балаш, тоньше понимавший атмосферу фильма, заметил, что каждый новый переход — "это мистический и зловещий шаг рока". Как бы то ни было, коридоры — образ намеренно символический, а не реальный. Он сознательно используется режиссером, чтобы подчеркнуть угрозу нависшего наказания от руки жестокого тирана. Эта угроза уничтожает привычную иерархию чувств. Запуганным беглецам каждая секунда кажется вечностью, а ограниченное пространство — пространством безграничным. Надежда гонит их к дворцовым дверям, но панический ужас, сопутствующий надежде, превращает их путь в монотонное странствие по тупикам.

Третьим значительным фильмом о тиранах был вышедший на экраны в 1922 году "Доктор Мабузе, игрок" Фрица Ланга, экранизация популярного романа Норберта Жака. Сценарий написал Фриц Ланг с супругой Tea фон Гарбоу, которая была его постоянной сценаристкой. Они намеревались запечатлеть на экране современную жизнь, а два года спустя после выхода фильма в свет Ланг назвал его документом о сегодняшнем дне, приписав международный успех фильма его документальным достоинствам, а не острым сюжетным перипетиям. Было ли это так на самом деле — не суть важно, важно другое: главный герой фильма доктор Мабузе был современный тиран. Его появление — доказательство того, что такие призрачные тираны, как Носферату и наместник в "Ванине", были вполне актуальны.

Родство доктора Мабузе и Калигари бросается в глаза. Здесь тоже беззастенчивый и выдающийся ум, охваченный жаждой безграничной власти. Этот сверхчеловек стоит во главе шайки убийц, завзятых фальшивомонетчиков и преступников; с их помощью он держит общество в постоянном страхе, а в особенности толпу, занятую погоней за легкими удовольствиями. Вооруженный научным методом, доктор Мабузе гипнотизирует облюбованную жертву (еще одно сходство с Калигари) и ускользает от закона, ибо всякий раз появляется в новом обличье: психиатра, пьяного матроса, финансового воротилы. Никто и не подозревал бы о его существовании, если бы не прокурор доктор Венк, замысливший изловить таинственного злодея. Венк находит себе способную помощницу в лице обедневшей графини Тольд. Мабузе действует рука об руку со своей рабски преданной любовницей, танцовщицей Карой Кароцца. И вот начинается гигантский поединок, который разворачивается в шикарном игорном доме, где ярость и хитрость вступают в борьбу. Затем Мабузе влюбляется в графиню Тольд, похищает ее, разоряет ее супруга, а сидящей в тюрьме Каре велит отравиться, что она и делает из любви к нему. Мабузе, казалось бы, идет к победе: после двух неудачных покушений на жизнь Венка Мабузе, наконец, удается загипнотизировать его. Венк готов покончить с собой, мчится в машине с бешеной скоростью к опасной каменоломне, однако полиция поспевает вовремя и спасает Венка. Он ведет полицейских к дому Мабузе. Они осаждают дом, убивают приспешников Мабузе и освобождают графиню. Но где же сам Мабузе? Через несколько дней его находят в подвале, где печатались фальшивые деньги. Мабузе заболел буйным помешательством. Как и Калигари, он стал безумцем.

Растянутая на две серии картина Ланга необыкновенно длинная, и ужасов в ней хватит на пять дешевых сенсационных триллеров. Макулатура не обязательно синоним жизненной неправды, наоборот, сама жизнь порой достигает апогея в такой куче макулатуры, какая не под силу ни одному писателю.

Тем не менее фильм Ланга — вовсе не отражение будничной действительности. Ланг намеренно помещает действие в сугубо условный интерьер. Перед нами экспрессионистически изображенный притон с нарисованными тенями на стенах или темная улочка, по которой мог бежать Чезаре с Джейн на руках. Экспрессионистские приемы фильма вместе с его прихотливой орнаменталистикой убеждают в том, что происходящее — игра воображения. "Доктор Мабузе" плоть от плоти мира "Калигари". И если этот фильм и опирается на документ, то этим документом является его время.

Запечатленный на экране мир находится во власти грубой похоти и разврата. Танцовщица ночного притона пляшет на фоне декораций, изображающих одни только сексуальные символы. Оргии тут привычны, а завсегдатаи этого злачного заведения — гомосексуалисты и несовершеннолетние, занимающиеся проституцией. Анархия, царящая в этом мире, ясно заявляет о себе в замечательно снятом штурме полицией дома доктора Мабузе. Образы этого эпизода намеренно вызывали в памяти бурные послевоенные месяцы с их уличными боями. То и дело навязчиво всплывает круглый орнамент. Затейливо выложенный пол в новом игорном доме и кольцо сомкнутых рук во время спиритического сеанса сняты сверху, чтобы произвести на зрителя впечатление замкнутого круга. Здесь, как и в "Калигари", круг символизирует хаос.

Связь доктора Мабузе с этим хаотическим миром проступает отчетливо в кадре, на который в свое время обратил внимание Рудольф Арнхейм[63]. Лицо Мабузе маленьким ярким пятном вспыхивает на черном экране, потом со страшной быстротой летит на зрителя, разрастаясь и заполняя экран до рамки; жестокие, властные глаза доктора Мабузе пристально смотрят в зрительный зал. Мабузе в этом кадре — порождение тьмы, пожирающее мир, подвластный ему. Мабузе не только двойник Калигари — он превосходит его своей многоликостью. В беседах о своей картине Ланг однажды заметил, что хотел изобразить общество, которое целиком состоит из неразоблаченных Мабузе. В фильме доктор Мабузе — вездесущая угроза, которую невозможно точно локализовать, но это как раз и свидетельствует о том, что общество живет при тираническом режиме. А режим этот таков, что каждый боится каждого, потому что каждый может оказаться глазами или ухом тирана.

В фильме Ланга Мабузе изобличается как гений, ставший общественным врагом номер один. Последний эпизод фильма ясно рисует грандиозные размеры его безумия. Спрятавшись в подвале, Мабузе оказывается в окружении своих жертв — бледные тени зовут его присоединиться к ним и подбивают сыграть в карты. В середине игры призраки исчезают. Оставшийся в одиночестве Мабузе развлекается тем, что бросает в воздух пачки банкнот. Они летают по комнате, медленно опускаясь. Напрасно Мабузе отбивается от них… Тут-то и появляется Венк… Венк — осторожный представитель закона, нечто вроде легального гангстера, который действует со своей законной шайкой — полицией. В отличие от Фрэнсиса, который преследует Калигари из благородных и справедливых чувств, Венка правосудие не волнует, и потому его победа над Мабузе уязвима в моральном смысле. Да, Мабузе пойман, но социальное зло не истреблено, и на смену Мабузе придет его двойник. Как и в "Калигари", в этом фильме отсутствует малейший намек на свободу, но зато есть все та же навязчивая дилемма — тирания или хаос.

Доктор Мабузе примыкает к Калигари вот еще почему: фильм пытается показать, как нераздельны хаос и тирания.

Рекламный буклет, выпущенный "Декла-Биоскоп" по случаю премьеры кинофильма, так описывал мир Мабузе: "Человечество, разметанное и раздавленное войной и революцией, возмещает годы лишений погоней за удовольствиями… и пассивно или активно тяготеет к преступлению". В этом хаосе вызревают тираны вроде Мабузе, которые со своей стороны этот хаос ставят себе на службу. Тут следует обратить внимание на безобидный с виду союз "и", которым буклет свободно сочетает такие важные понятия, как война и революция. Это "и" проливает яркий свет на рождение образа доктора Мабузе в сознании среднего буржуа.

Для того чтобы оттенить достоверность фильма, в буклете подчеркивается: "Этот доктор Мабузе невозможен в 1910 году и, наверное, уже не появится в 1930-м. Так, во всяком случае, хочется думать. Но в 1920 году он личность вполне достоверная". Однако прогнозы не оправдались. В 1932 году Ланг, воскресив своего злодея в "Завещании доктора Мабузе", наделил нового Мабузе чертами Гитлера. Благодаря второму рождению Мабузе первый фильм явился уже не столько документом времени, сколько одним из глубоко укоренившихся предчувствий, которые жили на послевоенном немецком экране.

Цикл экранных тиранов завершился появлением "Кабинета восковых фигур". Выпущенный в свет в ноябре 1924 года, в ту пору, когда жизнь начала постепенно входить в нормальное русло, "Кабинет восковых фигур" ознаменовал конец периоду, когда измученная немецкая душа пряталась в самой себе. Сценарий написал Генрик Галеен, тот самый, что в образе тирана Носферату олицетворил чуму. Новый его фильм показывал зрителю сразу трех тиранов, только на сей раз он изобразил их в виде восковых фигур.

Как и в "Калигари", действие происходит на ярмарке, где в одном из балаганов эти фигуры выставлены на обозрение. Умирающий от голода поэт (Вильгельм Дитерле[64]приходит к владельцу кабинета восковых фигур, объявившему, что хочет заполучить кого-нибудь, кто сумеет написать рассказы об этих восковых тиранах. Хозяин вводит подающего надежды претендента в темный балаган и неторопливо освещает ему восковых тиранов. Потрясенный их видом, поэт садится за стол и начинает писать, а дочь хозяина, проникшись симпатией к юноше, следит за рассказами из-за его плеча. Его сочинения возникают на экране в виде трех последовательных эпизодов. Первый посвящен Гаруну аль Рашиду (Эмиль Яннингс). Это восточный бурлеск, высмеивающий повадки тиранов, которые волочатся за каждой хорошенькой женщиной, в гневе отправляют на плаху невинных и великодушно прощают отъявленных преступников. Бурлеск, показывающий, как Гарун обходится с ревнивым кондитером и его кокетливой женушкой, оказывается невинной прелюдией к следующим, более серьезным вариациям на тему тирании.

Второй эпизод вызывает к жизни восковую фигуру Ивана Грозного (Конрад Фейдт). Он — олицетворение ненасытной похоти и неслыханной жестокости. По сравнению с ним правитель из "Ванины" — сущий херувим. Иван не только прерывает чужое брачное пиршество, уводя на ночь невесту к себе в спальню, но с садистической изощренностью изобретает физические и душевные пытки. Перед каждой своей отравленной жертвой он ставит песочные часы, дабы несчастные помучились в ожидании своей кончины, которая наступит с падением последней песчинки. Такому мучительству позавидовал бы даже маркиз де Сад. Из-за уловок мстительного заговорщика Иван начинает думать, что его отравили. Он собственноручно ставит перед собой песочные часы с надписью "Иван". Тиран в ужасе то и дело переворачивает их, пытаясь отсрочить свою кончину. Его рассудок помутился — Ивана Грозного постигает участь Калигари и доктора Мабузе.

В третьем эпизоде фигура Джека-Потрошителя (Вернер Краус) и герои рассказа, образующего рамку, связаны посредством сна. Усталый поэт засыпает и видит сон, как он гуляет с дочерью хозяина кабинета восковых фигур, как появляется Джек-Потрошитель и начинает их преследовать. Вот, собственно, и весь эпизод, но погоня и бегство создают прекрасное представление о тех ужасах и кошмарах, которые существуют при любом Иване Грозном. Для закругления обрамляющего рассказа фильм заканчивается лирическим сообщением о том, что поэт и девушка полюбили друг друга.

"Кабинет восковых фигур" был поставлен Паулем Лени. Бывший соратник Рейнгардта, один из выдающихся режиссеров немецкого послевоенного кино, Лени обладал особенным талантом по части интерьера. В этом фильме Лени создал фантастические декорации в экспрессионистском ключе. Ощущение нереальности, пронизывающее три эпизода фильма, было тем более уместно, что в центре эпизодов находятся восковые фигуры. Подобные фигуры обычно воспроизводят королей, убийц, героев, живших в далеком прошлом. Глядя на их изображения, люди застывают в благоговейном ужасе и страхе, который те некогда сеяли вокруг. Их восковое инобытие в ярмарочном балагане свидетельствует о том, что Гарун и Иван всего лишь призраки, равно удаленные от настоящего времени, как и от живой реальности.

В этих трех эпизодах действуют типы тиранов прошлого. (Они появлялись и в прежних фильмах: Джек-Потрошитель родом из "Калигари", эпизод с Гаруном напоминает "Сумурун" Любича, Иван Грозный — симбиоз "Калигари" и Любича). Но поскольку сны, как правило, имеют прямое отношение к повседневной жизни спящего человека, призрачность эпизода с Джеком-Потрошителем наводит на мысль, что Джек со своими двойниками не только герои прошлого, но и тираны, живущие среди нас.

Подобно образам "Мабузе", "Ванины" и прочих фильмов, образы "Кабинета восковых фигур" достигают особой выразительности в тех эпизодах, где, преодолев сюжетную иллюстративность, раскрывается природа тиранической власти. Постоянство, с которым в те годы немецкая фантазия возвращалась к этой теме, говорит о том, что проблема неограниченной власти неотвязно мучила коллективное сознание. Один кадр в эпизоде с Иваном Грозным изобличает магическую силу, которой облечена власть: Иван появляется между двумя створками двери. На каждой из них — изображение святого в полный рост, и когда Иван со всеми царскими регалиями встает между ними, он кажется ожившей иконой, помещенной среди двух нарисованных святых. Другой кадр, связанный с тем же самым эпизодом, показывает, как новобрачная, которую Иван хочет сделать своей любовницей, смотрит сквозь железную решетку окна в комнату пыток, где ее супруга подвергают нечеловеческим истязаниям. Ее искаженное ужасом лицо во весь экран комбинируется с крупным планом холеных, унизанных перстнями пальцев Ивана, которые вцепились в железные прутья.

Самый любопытный эпизод — это история с Джеком-Потрошителем, короткий эпизод фильма, который по праву следует причислить к высшим достижениям киноискусства. Действие происходит на той же ярмарке, к которой зритель уже успел привыкнуть благодаря обрамляющему рассказу. Но то, что прежде было многолюдным, веселым местом развлечений, ныне превратилось в одинокую пустошь, где бродят призраки. Экспрессионистские полотна, хитроумные световые эффекты и множества прочих приемов, бывших в обиходе 1924 года, — все было тут пущено в дело, чтобы создать эту кошмарную фантасмагорию, которая еще откровеннее, чем сходные декорации в "Калигари", символизирует хаос. Тут и разрозненные архитектурные фрагменты разных форм и стилей, распахнутые настежь двери, все пропорции и отношения, резко уклонившиеся от нормы. И хотя этот эпизод напоминает "Калигари", он, оставив модель далеко позади, отводит ярмарке новую роль. В "Калигари" ярмарка служила лишь фоном, здесь она место действия. Беглецы — поэт и девушка — мчатся мимо вертящейся карусели, а сам Джек-Потрошитель (Калигари и Чезаре в одном лице) гонится за ними прихотливыми дорогами сна, попадая в чертово колесо, которое тоже все время вертится. Дополняя похожие художественные приемы "Калигари", эти образы совершенно определенно символизируют взаимопроникновение тирании и хаоса. "Кабинет восковых фигур" — это последний этап фильма о тиранах.


просмотров: 979
Search All Ebay* AU* AT* BE* CA* FR* DE* IN* IE* IT* MY* NL* PL* SG* ES* CH* UK*
BURGESS MEREDITH PSA DNA Coa Autograph 8x10 Photo Hand Signed

$34.99
End Date: Thursday Apr-18-2019 14:58:44 PDT
Buy It Now for only: $34.99
|
Rosearik Rikki Simons Autograph 8x10 Invader Zim GIR Signed Photo COA 3

$34.99
End Date: Thursday Apr-18-2019 14:58:44 PDT
Buy It Now for only: $34.99
|
Rosearik Rikki Simons Autograph 8x10 Invader Zim GIR Signed Photo COA 2

$31.99
End Date: Friday Apr-19-2019 9:18:30 PDT
Buy It Now for only: $31.99
|
Paris Hilton 8x10 Signed Photo autographed Picture COA

$37.25
End Date: Friday Apr-19-2019 9:14:54 PDT
Buy It Now for only: $37.25
|
Hayley Atwell 8x10 Signed Photo autographed Picture COA

$34.99
End Date: Friday Apr-19-2019 7:15:10 PDT
Buy It Now for only: $34.99
|
Signed Original B&W Photo of Maureen O'Hara of "The Hunchback of Notre Dame"

$6.99
End Date: Tuesday Apr-9-2019 15:18:22 PDT
Buy It Now for only: $6.99
|
Kate Beckinsale signed 8x10 photo SEXY Actress reprint WOW LOOK

$29.99
End Date: Friday Apr-19-2019 6:14:38 PDT
Buy It Now for only: $29.99
|
Signed Original B&W Photo of Peter O'Toole of "Becket"

$34.99
End Date: Friday Apr-19-2019 9:05:01 PDT
Buy It Now for only: $34.99
|
Dita Von Teese 8x10 Signed Photo autographed Picture COA

$35.75
End Date: Friday Apr-19-2019 9:17:06 PDT
Buy It Now for only: $35.75
|
Peter Capaldi 8x10 Signed Photo autographed Picture COA

$33.00
End Date: Friday Apr-19-2019 9:03:13 PDT
Buy It Now for only: $33.00
|
Chace Crawford 8x10 Signed Photo autographed Picture COA

$36.75
End Date: Friday Apr-19-2019 8:59:54 PDT
Buy It Now for only: $36.75
|
Bryan Cranston 8x10 Signed Photo autographed Picture COA

$19.99
End Date: Friday Apr-19-2019 6:28:01 PDT
Buy It Now for only: $19.99
|
Search All Amazon* UK* DE* FR* JP* CA* CN* IT* ES* IN* BR* MX
Search Results from «Озон» Кино. Киноискусство
 
Роберт Макки История на миллион долларов. Мастер-класс для сценаристов, писателей и не только Story: Substance, Structure, Style, and the Principles of Screenwritting
История на миллион долларов. Мастер-класс для сценаристов, писателей и не только
Цитата
«Мне как актрисе книга Роберта Макки, как ничто другое, дала понимание того, что такое сценарий и его структура» (Ингеборге Дапкунайте)

О чем книга
Преподаватель сценарного мастерства, гуру Голливуда Роберт Макки предлагает системный подход к «рассказыванию историй». Он предлагает отказаться от набора сюжетов и создать драматическую структуру: выбрать героя, среди многих событий найти самое важное, нарушающее порядок вещей, перейти к преодолению препятствий, довести дело до кризиса, показать, как герой решается, может быть, на единственно верный шаг и начинает действовать, а затем либо победа, либо… окончательное поражение ? каждый волен выбирать свой финал. Эта книга ? Библия для сценаристов и писателей, но, несомненно, будет полезна специалистам по связям с общественностью, маркетологам и всем, кто хотел бы научиться рассказывать интересно и, главное, убедительно.

Почему книга достойна прочтения
  • Это профессионально и досконально написанный труд, главная его задача ? привлечь внимание к «ремесленной» части процесса создания сценария, да и любой истории.
  • Автор предлагает не штампы, а дает ключи к пониманию психологии восприятия. Его книга не пособие из разряда «сделай сам», а возможность усвоить и освоить механизмы воздействия на сознание и подсознание зрителя посредством мастерски рассказанной истории.
  • Автор убеждает, что именно владение мастерством позволяет наиболее полно реализовать талантливую идею в таком технологичном процессе, как создание фильма.
  • Авторитет Роберта Макки в кругах современных сценаристов и писателей огромен. Он ? настоящий гуру современного Голливуда

  • Для кого эта книга
    Для всех, кто мечтает о своей «истории на миллион». Эта книга научит мастерству ? практической реализации своих идей, которой так не хватает людям творческих профессий. Для сценаристов, писателей, продюсеров, менеджеров и арт-директоров кино и телевидения, для креативных рекламщиков и издателей. Для всех, кто хочет творить.

    Кто автор
    Роберт Макки - американский теледраматург, обязан мировой славой своему знаменитому семинару по технике сочинения сценариев. Он ведет его в переполненных аудиториях по всему миру. Помимо преподавания и сочинительства, консультирует ведущие кино- и телекомпании. Такие студии, как ABC, Disney, Miramax, Paramount, постоянно направляют своих сотрудников на его лекции. Фильмы его учеников получают самые престижные награды фестивалей, например: «Властелин колец», «Код да Винчи», «Бэтмен», «Валли», «Шрэк», «Секс в большом городе», «Люди Икс», «Звездные войны», «Великолепный Халк» и многие другие.

    Ключевые понятия
    Кино, продакшн, сценарное мастерство, мировой кинематограф, шоу-бизнес, история, писательское мастерство, мотивация, автор, сцена, сюжет.

    ...

    Цена:
    1010 руб

    Георгий Данелия Кот ушел, а улыбка осталась
    Кот ушел, а улыбка осталась
    Георгий Данелия, постановщик таких, как теперь говорят, "культовых" фильмов, как "Сережа", "Я шагаю по Москве", "Тридцать три", "Не горюй", "Мимино", "Афоня", "Осенний марафон", "Кин-дза-дза" — всех не перечислить, — написал третью книгу - продолжение книг "Безбилетный пассажир" и "Тостуемый пьет до дна" - в которой продолжает повествование о фильмах "Паспорт", "Настя", "Орел и решка", "Фортуна".
    Он рассказывает нам маленькие истории-воспоминания, то очень смешные, то с тенью грусти — так похожие на его фильмы....

    Цена:
    457 руб

     Волшебный мир Джоан К. Роулинг. Том 2. Фантастические существа
    Волшебный мир Джоан К. Роулинг. Том 2. Фантастические существа
    Узнайте изнутри секреты создания фантастических существ на всех этапах съемок. Книга содержит дополнительные вкладки с наклейками, выпусками волшебных газет, карточками с персонажами и множеством других интересных вещей. Отправляйтесь в единственное в своем роде путешествие по Миру волшебников!

    О чем эта книга
    Великолепный арт-бук, посвященный миру Дж.К.Роулинг. В книге представлены фотографии со съемок фильмов о Гарри Поттере, а также фильма "Фантастические твари и где они обитают". Уникальные интервью с актерами, секреты декора непосредственно от создателей, интересные факты о дизайне костюмов и волшебных палочек - все это можно найти в книге "Волшебный мир Дж.К.Роулинг". Желаете узнать, в чем секрет чемодана Ньюта? Или как создавались зубы Гермионы Грейнджер? А может, за счет чего появлялся эффект великаньего роста Хагрида? И на самом ли деле парили свечи в Большом зале? Вы узнаете все это и даже больше! Декораторы, костюмеры, сценаристы и сами актеры раскроют эти и многие другие тайны со съемок знаменитых фильмов!

    Для кого эта книга
    Для поклонников историй о Гарри Поттере Для фанатов мира Дж.Роулинг Великолепный подарок!

    Фишки книги
    Маски пожирателей смерти
    Газеты, плакаты и открытки
    Крутящиеся часы МАКСША
    Высококачественная полиграфия
    ...

    Цена:
    2119 руб

     Летопись Российского кино. 1946-1965
    Летопись Российского кино. 1946-1965
    Издание является продолжением ранее начатого исследовательского проекта, в рамках которого уже вышли первые два тома ("Летопись Российского кино. 1863-1929", "Летопись Российского кино. 1930-1945 .
    Главная задача очередного выпуска "Летописи" - дать максимально полное и объективное на сегодняшний день описание основных событий истории отечественного кино в период 1946-1965 гг. Рассматривая кино не только как сферу искусства, но и как киноиндустрию, авторы-составители вводят в научный оборот обширнейший и принципиально новый материал, связанный с проблемами отраслевого управления, развитием кинопроизводства, кинопроката, техники кино, строительством кинопромышленных предприятий, состоянием международных связей и т.д. и т.п.
    Точно также материалы очередного тома в значительной степени заполняют те пресловутые "белые пятна" в истории отечественного кинематографии, которые ранее по известным причинам не попадали в поле зрения историков кино. Среди них такие табуированные аспекты, как цензура, международные связи, репрессии, "творческая кухня" Агитпропа ЦК ВКП(б) и т.д.
    Источниковой базой данного исследования послужили архивные фонды всех основных российских архивов (РГАЛИ, РГАСПИ, РГАНИ, ГА РФ, Госфильмофонда, Фонда культуры, архивы "Мосфильма" и других киностудий).
    Все события, включенные в данный том, сопровождаются указанием на конкретные источники, послужившие основанием для установления даты и характеристики упоминаемых событий....

    Цена:
    418 руб

    Дмитрий Комм Гонконг. Город, где живет кино. Секреты успеха кинематографической столицы Азии
    Гонконг. Город, где живет кино. Секреты успеха кинематографической столицы Азии
    Новая книга петербургского кинокритика Дмитрия Комма рассказывает о феномене гонконгской киноиндустрии, основных этапах ее стремительного развития, художественных концепциях. В ее основе серия статей и цикл лекций, прочитанных автором в Санкт-Петербургском государственном университете.

    Книга может быть рекомендована студентам гуманитарных вузов и широкому кругу любителей кино....

    Цена:
    271 руб

     Шерлок Холмс. Человек, который никогда не жил и поэтому никогда не умрет Sherlock Holmes: The Man Who Never Lived and Will Never Die
    Шерлок Холмс. Человек, который никогда не жил и поэтому никогда не умрет
    Перед вами самый полный - за 125 лет! - путеводитель по миру величайшего детектива всех времен, созданный Алексом Вернером, главой отдела исторических коллекций Музея Лондона. Не имеющая аналогов книга о Шерлоке Холмсе и докторе Ватсоне откроет все тайны создания самого известного в мире сыщика и его биографа. Она перенесет вас в викторианский Лондон Артура Конан Дойла и его бессмертных персонажей, а также познакомит со всеми актерами, когда-либо их игравшими. На ее страницах вы найдете уникальные фотографии, картины и артефакты, дающие самое верное представление о старом добром Лондоне и его удивительных жителях....

    Цена:
    799 руб

    Крис Тейлор Как "Звездные Войны" покорили Вселенную
    Как "Звездные Войны" покорили Вселенную
    "Звездные войны" - это уникальный культурный феномен, самая знаменитая киновселенная в мире. У этих фильмов самая большая армия поклонников, и даже маленькие дети, которые не видели ни одного фильма, знают самых известных героев. Но как "Звездные войны" достигли таких высот? Загляните в нашу книгу и вы получите исчерпывающие ответы на вопросы: - Почему Джордж Лукас вообще стал снимать эти фильмы? - Почему сначала были сняты Эпизоды IV, V и VI, а лишь потом - первые три? - Как Гаррисон Форд стал главной звездой фильмов? - Как появились на свет костюмы штурмовиков и знаменитые световые мечи? - Почему Дарт Вейдер оказался отцом Люка Скайуокера? - Почему у "Звездных войн" них столько фанатов по всему миру? - Что побудило Лукаса продать свой уникальный бренд компании "Disney"? - Что ждет "Звездные войны" в будущем?...

    Цена:
    644 руб

    Нэрмор Джеймс Кубрик
    Кубрик
    Исследование Джеймса Нэрмора - это уникальная по энциклопедичности и глубине книга об одном из величайших кинорежиссеров ХХ века. Стэнли Кубрик - мегаломан, драматург, изобретатель, знаток литературы, философии и истории - предстает в этой книге художником, которого по праву можно назвать создателем особого и незабываемого мира....

    Цена:
    621 руб

    Фрэнсис Форд Коппола Живое кино. Секреты, техники, приемы
    Живое кино. Секреты, техники, приемы
    Цитата из книги

    Представьте, что вы смотрите по телевизору бейсбол: матч в самом разгаре, разрыв в счете минимальный - и вдруг узнаёте, что на самом деле игра уже закончилась и ваша команда победила. И матч тут же становится похож на вчерашнюю газету: мертвый, скучный и не стоящий просмотра. Так в чем разница между зрелищем, которое развертывается на ваших глазах (и вы об этом знаете), и тем, что было снято заранее? Ведь фильм, как и его предшественник - театральный спектакль, определяется тем впечатлением, которое он производит на публику. Так что же может сделать режиссер, чтобы тот факт, что сценарий разыгрывается вживую, стал более очевидным для зрителей и заинтересовал их? Во время второй экспериментальной мастерской я был поглощен проблемой: как добиться того, чтобы моя трансляция выглядела и воспринималась аудиторией в точности как кино? Я стремился к тому, чтобы зрители сказали: "Да неужели это прямой эфир? Надо же, а смотрелось просто как фильм: ни за что не подумаешь, что все снимается  в режиме реального времени".
    Фрэнсис Форд Коппола

    О чем книга
    Создатель "Крестного отца", "Апокалипсиса сегодня", "Дракулы" и других киношедевров не устает быть новатором и теперь. По мнению Фрэнсиса Форда Копполы, будущее кинематографа - за новой формой искусства, которое он назвал "живое кино". Оно объединит все лучшее, что придумано и успешно используется в кино, телевидении и театре. Такой фильм, снятый одним дублем, в режиме реального времени, с элементами сценической постановки и использованием новейших технологий, по уверению автора, даст режиссерам больше творческой свободы, а зрителям - ощущение, что они смотрят кино прямо в процессе его создания. В этой книге Коппола рассказывает о трудностях, с которыми столкнулся при подготовке и съемках "живого кино", размышляет об особенностях работы с актерами и построения кадра.

    Почему книга достойна прочтения
    Эта книга не только руководство по созданию "живого кино", но еще и автобиография кинорежиссера. Он рассказывает о людях и фильмах, которые на него повлияли, и делится личным взглядом на историю развития кинематографа и телевидения. 
    В приложении вы найдете дневниковые записи Фрэнсиса Форда Копполы, которые он делал в ходе постановки "живого кино" в 2015 г. 

    Для кого эта книга
    Книга будет полезна профессионалам: теле- и кинорежиссерам, сценаристам, операторам, а также поклонникам работ Копполы и всем, кто интересуется кино.

    Кто автор
    Фрэнсис Форд Коппола - американский кинорежиссер, продюсер и сценарист. Во время учебы на отделении театра и кино в Колледже Хофстра и Калифорнийском университете в Лос-Анджелесе писал рассказы и пьесы. В 1970 г. Коппола впервые заявил о себе, получив "Оскар" за сценарий к фильму "Паттон". На протяжении следующих десяти лет он создал такие картины, как "Крестный отец", "Американские граффити", "Разговор" и "Апокалипсис сегодня", которые принесли ему две "Золотые пальмовые ветви" Каннского кинофестиваля, 12 номинаций на "Оскар" и пять заветных статуэток. В 2015 и 2016 гг. организовал экспериментальные мастерские, на которых он снимал фильмы, используя новый формат "живое кино" - гибрид театральной и кинопостановки. В настоящее время он работает над циклом сценариев, которые надеется воплотить на экране посредством этого нового метода.

    Отзывы
    Вместо мемуаров - конкретные инструкции, взамен нравоучений мэтра - драйв неофита. На восьмом десятке Коппола не только не устал предсказывать, куда кино двинется в будущем, но и с энтузиазмом тянет его туда сам.
    Михаил Идов, писатель, сценарист

    Последние фильмы Фрэнсиса Форда Копполы похожи на работы режиссеров-дебютантов: малобюджетные, не  слишком внятные, раздумчивые. В отличие от других патриархов кино он не пестует свой стиль в самоповторах, а беспокойно продолжает искать новые формы самовыражения. Эта книга - лучшее тому подтверждение. После очередного творческого кризиса Коппола каждый раз возвращается в кино с чем-то неожиданным. На этот раз - с концепцией "живого кино", амбициозной смеси телевидения, театра и традиционного кинематографа. И даже если он сам по ряду причин не сможет осуществить свою мечту и создать большой "живой" фильм по собственному сценарию, за судьбу новой формы искусства можно не беспокоиться: в своей книге Коппола честно открывает все секреты создания "живого кино".
    Станислав Дединский, старший редактор сайта "КиноПоиск", научный сотрудник НИИ киноискусства....

    Цена:
    499 руб

    Роман Перельштейн Конфликт "внутреннего" и "внешнего" человека в киноискусстве
    Конфликт "внутреннего" и "внешнего" человека в киноискусстве
    В книге формулируется одна из архетипических тем киноискусства, являющаяся своеобразным кодом доступа в мир идей авторов художественного фильма. Обратившись к конфликту "внутреннего" и "внешнего" человека как теме не только игрового, но и документального, а также анимационного фильма, автор приподнимает завесу над драматургическим замыслом ряда вершинных достижений киноискусства XX века. Рассматриваются антропологические концепции экзистенциально ориентированных зарубежных мыслителей XX столетия, однако, взгляд на мировое кино, неотъемлемой частью которого является отечественный кинематограф, брошен преимущественно с высоты русской религиозной мысли, из недр "метафизики сердца", одного из важнейших, если не определяющих направлений отечественной философии.

    Книга предназначена для искусствоведов, историков кино, культурологов, философов, и всех тех, кто интересуется судьбами художественной культуры....

    Цена:
    561 руб

    2008 Copyright © 100films.ru Мобильная Версия v.2015 | PeterLife и компания
    Пользовательское соглашение использование материалов сайта разрешено с активной ссылкой на сайт. Партнёрская программа.
    Rambler's Top100 Яндекс цитирования Яндекс.Метрика